Как закалялись штурмовики

Авиация использовалась для ударов по наземным целям противника еще в годы Первой Мировой войны. Тогда первые бомбардировщики «накрывали» боевые позиции врага и его тыловые сооружения, нанося удар по снабжению армии. Время шло, истребительная авиация, как и зенитная артиллерия, развивалась, поэтому возникла необходимость в создании техники особой конструкции, которая могла бы совершать боевые вылеты в прифронтовую полосу и на линию фронта. Изначально конструкторы решили не придумывать велосипед заново, а модифицировать то, что уже имелось в их распоряжении. Идея адаптации бомбардировщиков и истребителей была реализована, но успешным ее результат назвать было нельзя. Полную защиту от других истребителей противника, которые «свободно охотились» во фронтовой зоне, и от плотного зенитного огня, эти боевые машины не имели. Они были уязвимыми, поэтому специалистам пришлось искать иные пути решения этой проблемы.

Так началась история штурмовиков — особого типа самолетов, которые стоят на вооружении и сегодня. Изначально этот вид боевых машин называли «боевиками». Да, тогда у этого слова был совсем иной смысл. В СССР еще в 30-х годах предпринимались попытки разработать нечто похожее на штурмовики. Почти за десять лет до начала войны были созданы Р-Z и Р-5Ш, но они стали той самой адаптацией под штурмовики, которая все же не позволяла решить поставленные боевые задачи. Р-5Ш можно назвать универсальным самолетом — штурмовик, бомбардировщик, разведчик, который в мирное время использовался для перевозок грузов и пассажиров. Его многозадачность позволяла выполнять разные функции, но боевая машина не могла добиться блестящих успехов в какой-то конкретной области применения. Аналогичная ситуация складывалась и с Р-Z — многоцелевым одномоторным самолетом, который принимал участие в сражениях на Халкин-Голе, в Республиканской Испании и восточных областях Польши.

Гениальный советский авиаконструктор Сергей Владимирович Ильюшин совершил настоящую революцию в военной авиации. Первый штурмовик, который был им сконструирован, получил название БШ-2 (ЦКБ-55). Боевая машина, подготовленная ОКБ завода №39, совершила свой первый полет 2 октября 1939 года. За штурвалом штурмовика сидел знаменитый летчик-испытатель Владимир Коккинаки, который всего полгода назад совершил легендарный беспосадочный перелет протяженностью 8 000 километров на еще одном самолете Ильюшина — ДБ-3 по одному из самых популярных в наши дни маршрутов, связывающих Россию с Америкой. До этого Коккинаки без посадок добрался из столицы СССР до Владивостока.

Выпуск БШ-2 ознаменовал начало новой эры в военной авиации. Конструкция боевой машины была инновационной для того времени. Бронированная кабина могла с легкостью выдержать прямое попадание 7,62-миллиметровой пули, выпущенной из любой точки. Бронекапсула была окружена органами управления самолета. Все жизненно важные узлы штурмовика тоже надежно защищались броней. Новый боевой самолет был неуязвим к огню с земли, но у него было немало недостатков, которые в будущем пришлось кропотливо дорабатывать. Самой большой проблемой БЮШ-2 стал двигатель. Сначала Ильюшин поставил на штурмовик АМ-34. Увы, двигатель не тянул тяжелый самолет, поэтому его заменили на АМ-35, но он справлялся с задачей еще хуже из-за массы недоработок.

«Сырая» идея на пути к совершенствованию

Хотя недостатки были, комиссия довольно благосклонно отнеслась к детищу Ильюшина. БШ-2 был отправлен на доработку. Проблему с двигателем решили достаточно быстро. На боевые самолеты поставили новенький маловысотный, но очень мощный АМ-38. Также была увеличена мощность оружия— конструктор оставил только два пулемета, а два заменил на пару 23-миллиметровых пушек ВЯ. Сама машина значительно «потеряла в весе», поэтому движок отлично справлялся с задачей, но у ЦКБ-57 (именно так назвали модификацию БШ-2) был иной недостаток, который впоследствии стоил жизни не одному летчику. Самолет стал одноместным, хотя изначально Ильюшин планировал сделать его двухместным. После испытаний первых опытных образцов из конструкции убрали заднюю кабину, которая предназначалась ранее для бортового стрелка. На освободившееся место установили дополнительный бензобак, что позволило увеличить дальность полета штурмовика без дозаправки.

Никто не знает, почему Ильюшин принял такое решение. Некоторые исследователи полагают, что это был самый простой способ снизить вес боевой машины, а у конструктора просто не было времени на то, чтобы искать иные варианты. Сроки сдачи проекта поджимали, но помимо этого он еще трудился над другой разработкой. Новый ЦКБ-57 совершил свой первый полет 12 октября 1940 года. Эти модификации можно назвать промежуточными вариантами, которые помогли создать мощную платформу для разработки принципиально нового самолета, получившего название Ил-2.

Дорогу «летающему танку»

Первый Ил-2 был выпущен в Воронеже уже спустя три месяца после того, как специалисты получили готовые чертежи. Им удалось уложиться в рекордно короткие сроки, но ситуация требовала действовать быстро, потому что в воздухе уже витал горький запах грядущей войны, которая могла начаться в любой момент. Массовое производство инновационной боевой машины было запущено почти сразу же. К 22 июня 1941 года в СССР выпустили 249 боевых машин, 50 из них уже стояли на вооружении в действующих частях. Боевое крещение Ил-2 произошло через три дня после начала войны, когда самолеты атаковали продвигающиеся колонны противника. Эти первые вылеты выявили и серьезные недостатки штурмовика. Ильюшин заменил второе место для бортового стрелка на дополнительный бензобак, и это сделало грузные самолеты легкой добычей для противников. Впереди страну ждала долгая кровопролитная война, которая унесет миллионы жизней, поэтому проблему нужно было срочно решать. У летчиков не было времени ждать, пока в конструкцию внесут правки на чертежах, а после выпустят новые машины. Строевые авиаполки сами нашли выход из ситуации. На Ил-2 начали устанавливать пулеметы ШКАС, для которых вручную вырезали отверстие за кабиной. Место, которое получило красноречивое название «кабина смерти», занимали оружейники или техники. К началу осени 1942 года в части поступили новые двухместные Ил-2. К сожалению, в них тоже была одна серьезная недоработка, которая унесла жизни многих бортовых стрелков — их кабины не защищала броня. По печальной статистике, на одного погибшего летчика приходилось примерно восемь погибших стрелков. Ил-2, как и его предшественники мог использоваться для решения разных боевых задач. Боевые машины принимали активное участие в бомбардировках противника. На борту каждого самолета была бомбовая нагрузка. Несмотря на большие габариты и низкую маневренность их также использовали в разведывательных целях, если иных вариантов не было. Шла война и наши войска приспосабливались как могли. Штурмовик также успешно применялся для нанесения авиаударов по кораблям и для разрушения путей железнодорожного сообщения.

Ил-2 поставил рекорд — он стал самым массовым самолетом в мировой истории авиации. Поразительная живучесть в сочетании с огненной мощью сделала его опасным противником для немцев. Ил-2 поражал наземные цели всех типов, на каждые 50 вылетов приходилась только одна потеря боевой машины. Если вспомнить о том, какие сложные задачи выполняли эти самолеты, то становится понятно, насколько высок этот показатель.

У Ил-2 была интересная особенность. Если самолет загорался в воздухе, летчик сажал его на брюхо, не выпуская при этом шасси. Потом ему следовало как можно быстрее выбраться из кабины-капсулы и отойти подальше, пока штурмовик не взорвался.

Секрет живучести «черной смерти»

Почему Ил-2 был настолько опасен, несмотря на наличие серьезных недостатков? Секрет заключался в его броне. С проблемой незащищенности истребителей советские летчики столкнулись еще в те времена, когда они принимали участие в войне в Испании. «Мессершмиты» наносили серьезный урон советским войскам, что натолкнуло одного из летчиков на гениальную в своей простоте мысль. Он просто вырезал из борта поврежденного бронекатера кусок, который разместил за пилотским креслом. Такая «бронеспинка», которую начали устанавливать все летчики, отлично защищала от свинцовых пуль, но бронебойные входили в нее, как в масло, и легко пробивали. Советские ученые-металловеды Сергей Кишкин и Николай Скляров начали разработку нового типа авиационной брони, которая была бы одновременно прочной и пластичной. Результатом стало изобретение двухслойной брони. Ее тыльный слой был пластичным, а наружный по прочности почти не уступал сердечнику бронебойного снаряда. Разработка понравилась Сталину. Считается, что именно он дал ей название «активная броня».

Для истребителя хватало и одной бронеспинки, а штурмовики подвергались обстрелам не только с воздуха, но и с земли. Здесь нужен был совершенно иной уровень защиты, да еще и такой, который не ухудшил бы летные характеристики боевой машины. Ильюшин сам взялся за решение этой задачи. Он придумал инновационный метод включения бронекорпуса в силовую схему, вместо внедрения бронированных элементов в уже готовую конструкцию. На тот момент эта идея казалась безумной и совершенно невыполнимой, но конструктор все же довел дело до конца и воплотил свой авантюрный проект в жизнь. Броню пришлось изготавливать особым многоэтапным методом — сначала проводить штамповку нагретого металла, а после закаливать его путем охлаждения. Если процедуру охлаждения затянуть и передержать сталь, то желаемой прочности не добиться. Специалисты на глаз могут определять температуру металла по его цвету, но с почерневшей ни один из них работать не стал бы, так как она в процессе может взорваться. Для брони Ил-2 требовалась именно такая «черная» штамповка.

О живучести Ил-2 ходили легенды. Герой Советского Союза Н. П. Каманин, командовавший дивизией штурмовиков вспоминал после войны: «Нередко бывало так: с боевого задания машина возвращалась, как говорят, на честном слове, и все дивились, как же она держалась в воздухе — продырявлен фюзеляж, в клочья изодраны крылья и хвостовое оперение, разбита кабина, а самолет все-таки садится на своем аэродроме». После победы в войне производство Ил-2, который стал одним из ее символов, было прекращено. Штурмовик блестяще выполнил свою задачу и ветераном отправился на заслуженный отдых.