Пик военной риторики

Этот консольный переходный год, и, как таковая, консольная военная риторика находится в данный момент на пике. Будь-то среди СМИ, потребителей или в самой отрасли, с группами, которые чрезмерно анализируют каждое решение и потенциальные последствия для продаж будущих консолей. Однако на этот раз, как и в случае с любым другим предыдущим поколением, эта «война» становится все более неактуальной.

Давайте возьмем Xbox. Текущая стратегия компании на самом деле не совместима с попытками продать PlayStation 5. Компания делает все свои эксклюзивные игры от первого лица доступными на ПК, облачный сервис xCloud и, по крайней мере, в течение нескольких лет, на Xbox One.

Босс Xbox Фил Спенсер сказал нам ранее в этом месяце, что текущая форма индустрии «противоречит тому, что такое игры, заставляя кого-то покупать конкретное устройство в тот день, когда я хочу, чтобы он его купил».

Тот факт, что на старте нового поколения не будет полностью эксклюзивных игр для Series X, устраняет один из основных мотивирующих факторов при покупке консоли. Это также вызвало дискуссию о том, смогут ли студии максимально использовать возможности новой консоли, если им нужно учитывать старую при разработке своих игр. Microsoft твердо считает, что это не будет проблемой, но даже если и так, по мнению Спенсера и его команды, этот небольшой минус более чем компенсируется преимуществами доступности на разных платформах.

Эта позиция имеет стратегический смысл, если учесть стремление Xbox увеличить число своих подписчиков в Game Pass [что показали анонсы на их последней выставке], которые в настоящее время насчитывают более 10 миллионов клиентов. Если Microsoft обернется к этим 10 миллионам людей и скажет, что им нужно купить дорогую новую консоль, чтобы получить доступ к следующему набору крупных ААА игр для Xbox, это может привести к приличным продажам приставок, но, скорее всего, повредит базе подписчиков. Это не приемлемый результат для компании.

Теперь сравните комментарии Спенсера с комментариями его коллеги из PlayStation Джима Райана, который сказал нам в прошлом году: «Одна из наших задач - взять сообщество PS4 и перевести его на PS5 в таких масштабах и темпе, которых мы никогда раньше не видели».

PlayStation хочет быстро создать базу для PS5, а затем выпустить AAA игры, специально предназначенные для этой платформы. По его мнению, наиболее эффективной бизнес-моделью для этого является продажа этих игр как можно большему количеству игроков, по отдельности и по цене, которая, вероятно, составит около 60 долларов. Это стратегия, которая очень хорошо служила компании в течение последних семи лет. Помещение этих эксклюзивных игр в многоплатформенный сервис подписки в день их выпуска, как это делает Xbox, несовместимо с этой целью.

И Sony, и Microsoft конкурируют, во многом так же, как конкурируют все виды развлечений. Halo: Infinite противопоставляется Spider-Man: Miles Morales, так же как Netflix противостоит кино и комиксам. Xbox и PlayStation выпускают приставки в конце года с некоторыми крупными играми, так что они, безусловно, являются конкурентами.

Но в этот раз все немного иначе. Одни отдают приоритет продаже услуг, тогда как у других в приоритете устройство. Одна из причин, по которой Фил Спенсер назвал Google крупнейшим конкурентом Xbox, заключается не в том, что PlayStation неожиданно стала незначительной, а в том, что текущая стратегия Google более соответствует тому, что пытается сделать Microsoft.

Также есть Nintendo. Один вопрос, который нам задавали в последние недели: что Nintendo планирует противопоставить PS5 и Series X? Ответ – ничего, и не потому, что мы считаем, что у них ничего нет. Начиная с GameCube, Nintendo избегала встречаться со своими коллегами-производителями консолей. В центре их внимания несколько другая аудитория, такая как семейные геймеры, дети, родители. Microsoft и Sony тоже работают в таких областях, как Minecraft и LittleBigPlanet, но с тех пор, как они отказались от таких концепций, как Kinect, Move и портативные игры, они в значительной степени оставили этот сегмент отрасли Nintendo.

У Nintendo тоже немного другие приоритеты. Для них важны продажи консолей, но более важным является рост основного IP и, следовательно, его расширение в бизнесе смартфонов. Помимо продаж чисто аппаратного обеспечения, одним из самых приятных результатов для Nintendo за годы Switch стал рост популярности почти всех их брендов, включая Animal Crossing, Zelda, Super Mario и связанные с ними IP, такие как Pokémon. Благодаря успеху этих игр Nintendo смогла совместно создать модные наборы LEGO, анимационные фильмы и тематические парки. Рождество, посвященное 35-й годовщине Super Mario в значительной степени соответствует этому видению.

Конечно, они все еще идут лицом к лицу в некоторых больших областях с Микромягкими и Сони. Но хоть они все они играют в одну и ту же игру, но соревнуются за разные трофеи. Условия победы у всех разные. В это Рождество у Sony, возможно, будет самая продаваемая новая консоль [PS5], Xbox Game Pass может закрепить свое место в качестве крупнейшего сервиса подписки на игры с миллионами новых подписчиков, а Nintendo неизбежно продаст десятки миллионов игр серии Mario. И все трое будут в выигрыше.

Исходя из этого вопрос: действительно ли война консолей еще существует, если все выиграют?

Эти отличающиеся стратегии фактически поддерживают более широкий бизнес. Xbox делает подписки жизнеспособной моделью, PlayStation создает кинематографические, высококачественные игры, а Nintendo привлекает одновременно более молодую и более старую аудиторию - это то, что поддерживает общую консольную экосистему, от которой они все могут извлечь выгоду.

Будут геймеры, выбирающие между Series X, PS5 и Switch. Безусловно, Mario, Spider Man и Halo будут бороться за время и деньги людей. И в будущем стратегии неизбежно изменятся.

Но сейчас, дни когда платформодержатели сражаются за одно и то же самое прошли. Консольная война, по крайней мере, какой мы ее знаем, окончена. Возможно, она приобретет другой вид противостояния, но это мы узнаем только через пару лет, когда начнут выходить полноценные некст-ген проекты.