Скромность — излечимое заболевание

Я не сомневаюсь, что до этого момента вы уже думаете об авторе Ведьмака: «Сапковский такой скромный парень, и не сильно гордится своими достижениями» [внимание: повышенная доля сарказма]. О да, без сомнений, скромность [или лучше сказать ее отсутствие] – отличительная черта Сапковского, которая заставляет всех его слушателей задуматься о своем отношении к нему. Хммм, а что же сам г-н Сапковский может об этом сказать? Наиболее грубыми, хотя и не без юмора являются его слова с Fantasy Days 2014: «Скромность, это излечимое заболевание».

«Многие легенды обо мне – полная х*рня от начала и до конца. Я знаю об этом, потому что сам придумал и пустил пару слухов. Единственным исключением являются рассказы о моей эрудиции – это лишь слабая тень реальности»— рассказывал Сапковский в 2001 году.

А на прошлогодней Lucca Comics and Games 2019 так вообще из его уст прозвучало следующее:

«Тем, кто стремится к международному успеху, понадобятся две вещи: незаурядный талант и отличный агент. К счастью, у меня есть и то и другое».

Как рассказывает один мой знакомый:

«В средней школе около 14 лет назад я был на встрече с Анджеем Сапковским на главной площади в Кракове. Во время вопросов и ответов он ответил одному из своих читателей таким образом:

«Мистер, я могу написать книгу о Франциске Ассизском, которая заставит вас плакать, и я могу написать так, чтобы вы могли стать атеистом».

Вот еще парочка занятных цитат Сапковского. Одна очень заносчивая, а вторая более или менее критичная, и разбавляет образ самовлюбленного мудака [вольная интерпретация переводчика — Cadelta] из книги «История и Фэнтази»:

«Сапковский: Я хорошо разбираюсь во многих вещах имея IQ около 200.

Журналист: Вам нравятся говорить про IQ? Так что я думаю ...Сапковский: Я уже знаю, о чем вы думаете. Вопреки вашим подозрениям, я не обманщик. Что меня раздражает, так это другое: это бесконечное притворство, когда писатели, обычно во время интервью и встреч изображают из себя сирот, которые сидят тихо и скромно, что-то неопределенно бормоча себе под нос. Я не люблю фальшь, и я ненавижу возвышать себя, потому что это неестественно; но представление о себе как о полу-интеллигенте, чтобы произвести лучшее впечатление, безусловно, еще больше оскорбляет».

Казалось бы, что с таким подходом не трудно понять, почему автор книг так щепетильно относится к своему творению, и не желает даже играть в игры. Однако его работы также пытались адаптировать в кино. И вот его мнение по поводу фильма «The Last Wish»:

«Когда я впервые увидел фильм, я хотел покинуть страну и никогда не возвращаться. Но, возможно, это мнение автора, который думает, что он создал совершенную вселенную, которая не может быть сопоставлена ни с какой адаптацией».

И наверно, это один из тех случаев, когда Сапковский выражал честное и прямое, если не скупое, мнение о фильме режиссера Марека Бродзки.

Гордость [писателя] и предубеждение [фанатов]

Можно спорить, действительно ли Сапковский лишен скромности [как он говорит время от времени] или просто слишком большого мнения о себя [что он отрицает, как мы видели], или же мы просто имеем дело с художником, который знает цену своей работе и не видит смысла притворяться, что он достиг успеха случайно?

Сам Сапковский считает:

«Я работал над своим брендом, все признание, полученное в результате этого, по праву принадлежит мне. Я не собираюсь баловаться ложной скромностью: «Ах, я добился успеха, но мне все равно, мне это совсем не интересно ». Давайте откажемся от подобного дерьма, мы взрослые. Если хотите, сделайте интервью с кем-то из мейнстримных придурков, и у вас будет возможность услышать нечто подобное».

Хотя и у него бывает трезвая оценка чувства собственной важности:

«Хотя СМИ пытались это продвигать, я не думаю— даже если бы я отказался от скромности, которой у меня почти нет, что я мог бы стать соперником и конкурентом, например, для Станислава Лема. И я сомневаюсь, что он подумает обо мне. В конце концов, нет никаких причин для этого»

«(...) сравнивать меня с моим любимым Эко — слишком большой комплимент для меня, мне это не нравится, и я не хочу получать незаслуженные комплименты».

Защитник читателей, хранитель ценителей фэнтези

Еще более удивительными являются ситуации, подобные описанной в «Истории и фэнтези», где Сапковский в какой-то момент упрекает Станислава Береса [известного польского историка - прим. Ред] за его пренебрежительное отношение к массовому читателю:

«У вас очень плохое мнение о читателях. Это несправедливо. Во времена тотальной грубости, глупости и тупости вы оскорбляете тех, кто вообще хоть что-то читает, подразумевая, что они не имеют вкуса и жаждут стереотипов [...] людей, которые все еще читают книги, нужно обожать. Может быть, они последние люди, которым это будет интересно. И что будет, когда они уйдут? Вы когда-нибудь думали об этом? Потому что я думаю об этом много и довольно часто».

Сапковский выражает подобные взгляды каждый раз, когда он получает результаты исследования по чтению книг в Польше:

«Это печально, но мы постепенно становимся глупым обществом. Мы никогда не жаловались, что стране не хватает, кретинов и дебилов, но теперь мы можем даже говорить о диктатуре. Теперь ты должен быть идиотом, придурком и необразованным тупицей, который даже не знает основных правил польской речи и правописания. Это стало нормальным, потому что модно, социально приемлемо и даже высоко ценится. Вы можете наблюдать это каждый день. И не только во время поездок на общественном транспорте. Просто включите телевизор или почитайте газету. Или, еще хуже — загляните на страницы форумов».

Кроме того, автор упорно защищает качественную фэнтезийную литературу и тех, кто ее ценит.

Темные оттенки автора

Тем не менее, за каждой ситуацией, в которой Анджей Сапковский раскрывает свою более приличную человеческую натуру, немедленно следует его мрачное чувство юмора, которое может быть оскорбительным для чувствительных слушателей. Например:

«Журналист: Какой совет вы бы дали молодым людям, которые пытаются стать писателями?

А.С .: Я бы искренне посоветовал им выкинуть эту глупую идею из головы и найти какую-нибудь достойную и полезную работу».— интервью с «G Crew», 2002

« Вам не хватает воображения? Не пишите. Попробуйте другие профессии. Стать политиком, это не требует ни воображения, ни интеллекта».— интервью с Empik News, 2004

«Честно говоря, у меня есть только лишь одна жалоба на журналистов, и она не надуманная, наоборот подкреплена неприятным, но существенным опытом: в большинстве случаев это невежественные люди, которые ничего не знают о многих вещах. Тем не менее, они думают, что знают все и могут выступать в роли оракулов».

Тролль или предсказатель?

Так кто такой Анджей Сапковский и кем является для гейминдустрии? Надо понимать, что мы имеем дело со сложной и многогранной фигурой, которую трудно описать в скромной онлайн-статье ... Но вы можете сказать то же самое почти о каждом человеке, не так ли?

В любом случае, для тех из вас, кто хотел бы составить более полное мнение о нем, лучше обратиться к источникам. Лучший способ - достать книгу «История и фэнтези», которая много раз цитировалась в этой статье.

Подводя итог, автор говорит, что он обожает Сапковского. Несмотря на всю ерунду, несмотря на оскорбления, несмотря на все его взгляды, с которыми он не согласен, у него есть слабость к личности автора.

Однажды Кристофер хотел бы взять у Анджея Сапковского интервью. Конечно, это плохо кончится для него, потому что Сапковский не любит журналистов. Но шанс получить собственное личное оскорбление от легенды, однажды названой «величайшим шутом польской литературы» ... Это было бы настоящие достижение.

От себя добавим, что мы должны быть благодарны Сапковскому, что он написал такую потрясающую историю. Увы, так часто бывает, что великие творцы – мудаки, и Сапковский не исключение. Он похож на старого ворчливого деда, который вечно недоволен тем, как ты учишься.

Скажем так, он продал CD Projekt Red отличное мясо, которое они смогли приготовить. Но опять-таки, как не готовь, без хороших ингредиентов отличного вкуса не добиться. И каким бы грубым и неприятным не был мясник, мы вернемся к нему опять, чтобы взять еще кусок.