Детали сделки

По словам главы Xbox Фила Спенсера, игры Bethesda занимают отдельное место в сердцах миллионов игроков по всему миру, включая сотрудников компании. За все эти годы Microsoft и Bethesda тесно сотрудничали, начиная еще во времена создания движка id Tech для первого Doom. Также они занимались совместной разработкой игр для ПК, а Bethesda в свое время представила первую игру на Xbox — TES III: Morrowind.

Кроме того «беседка» была ярым сторонником Xbox Game Pass все это время, а сам Спенсер не раз тесно советовался с творческим руководством издательства касательно расширения охвата игроков, и возможностей улучшения сотрудничества. Одним словом — сделка была обоснованной и у нее была почва под ногами.

Теперь под крылом Microsoft трудится 23 студии [ранее их было 15], которые будут выпускать игры для ПК и Xbox. А все будущие игры Bethesda войдут в Xbox Game Pass. Студии получат дополнительные ресурсы для того, чтобы улучшить разработку и создавать более качественные игры. Сами студии продолжат работать над теми играми, над которыми работали. Так, на Starfield, например, Microsoft возлагает большие надежды.

По словам Джейсона Шрейера из Bloomberg сделка в 7.5 миллиардов долларов является самой крупной в истории индустрии в принципе. Она и рядом не стоит с той же покупкой Minecraft за 2.5 миллиарда долларов. Кроме этого Шрейер называет еще несколько интересных деталей, выходящих из сделки:

  • Под крылом «майков» уже пару лет трудятся Obsidian, и теперь Bethesda является точно такой же дочерней компанией, а это значит, что новый владелец может при желании передать Obsidian разрабатывать следующий Fallout. 
  • На данный момент ситуация сложилась таким образом, что Microsoft владеет двумя временными эксклюзивами Sony — GhostWire: Tokyo и Deathloop. Фил Спенсер прокомментировал это тем, что в данном случае эксклюзивность сохранится, но в будущем игры от Bethesda будут запускаться на РС и Xbox и на других консолях в зависимости от ситуации и контекста.

Так, почему это произошло и почему все нормально

На данный момент это картина сегодняшнего дня. Некоторые, например, как Джон Кармак, ведущий программист оригинальных Doom и Quake, считают это событие отличной новостью. Он даже изъявил желание снова вернуться в Bethesda. Ранее он ушел из id Software и присоединился к разработке Oculus Rift в 2013 году. Как написал сам Кармак, Microsoft — отличная компания для игровых IP, а также она не держит на него зла.

Однако, дело скорее в том, что с 2014 и по 2018 год ZeniMax и Кармак находились в длительном судебном процессе, после которого ему вряд ли бы были рады на старом рабочем месте.

Но давайте копнем глубже реакции обиженного программиста, и посмотрим на ситуацию в целом. Microsoft занимается тем, что продает операционные системы, консоли, ПК и развивает свой собственный подписочный сервис. Люди с большей вероятностью будут покупать данные продукты, если их любимые игры будут выходить на их платформах, ну или как минимум они будут оптимизированы для всей экосистемы Microsoft.

Bethesda в свою очередь, несмотря на ряд неудачных решений последние пару лет, все же выпускает одни из самых культовых и любимых многими франшиз: TES, Doom, Fallout, Wolfenstein. Microsoft нашла идеального издателя с тонной игр и забрала его себе. Profit.

Например, основатель Polygon, Крис Паланте, считает, что во всей ситуации нет ничего плохого, и сама Bethesda была даже не против такого расклада из-за своего плачевного состояния и ее материнской компании ZeniMax: «В 2020 году ZeniMax оказалась в необычном положении. В ее состав входят такие люди как юрист по вопросам индустрии развлечений Майкл Домингес, звезда бейсбола на пенсии Кэл Рипкен-младший и кинорежиссер Джерри Брукхаймер.

Члены совета директоров имеют свои собственные инвестиции и бизнес за пределами области видеоигр, но, несмотря на спекуляции на игровых форумах, ни один из этих факторов не является ключевым в мотивации для продажи - многие компании управляются пожилыми людьми, которые не инвестируют деньги в отрасль компании».

Что еще беспокоит, по словам Паланте: в правление ZeniMax также входит бывший председатель CBS Лес Мунвес, который ушел в отставку с этой должности в 2018 году после многочисленных обвинений в сексуальных домогательствах. Покойный Роберт Трамп также работал в совете директоров до своей смерти в августе.

Соедините эту суматоху с проблемами при создании и выходе последних игр издателя.

Популярным видеоиграм Bethesda пришлось столкнуться с трудностями в последней половине этого поколения консолей, начиная с 2016 года после выхода Dishonored 2, которая не смогла переплюнуть успех первой части. В 2017 году компания выпустила долгожданную Prey вместе с The Evil Within 2, ни одна из которых не имела большого коммерческого успеха. Fallout 76 дебютировала в 2018 и студию все еще штормит после этой катастрофы, а игра до сих пор пытается встать на ноги. Издатели видеоигр зачастую хранят данные о продажах тихо, за исключением если проекты не получают колоссальную прибыль, поэтому трудно сказать, сколько заработали Rage 2, Wolfenstein 2 или Wolfenstein: Youngblood, хотя информация о продажах, которая стала достоянием общественности, не была уже очень впечатляющей.

Издателю очень повезло с Doom: Eternal, однако впереди — пустота. Самые крупные релизы до сих пор находятся в разработке и неизвестно когда они выйдут. Про Starfield и TES VI мы до сих пор почти ничего не знаем, они явно находится только на ранних стадиях разработки.Поэтому у Bethesda были весомые причины принять предложение в 7.5 миллиардов с учетом всего вышеперечисленного.

Что касается намерений самой Microsoft, то с 2018 года она приобрела нескольких разработчиков игр. Эти студии в целом сосредоточились на проектах меньшего размера, чем типичные релизы уровня AAA. До сегодняшнего дня мы предполагали, что Microsoft планирует создать больше игр, хотя и меньшего размера, чтобы побудить игроков поддерживать подписку Xbox Game Pass.

Вне приобретений, даже самые крупные игры Microsoft, как правило, кажутся менее дорогими, чем их аналоги от Sony. Сравните последние игры Gears of War и Halo Infinite с такими проектами, как The Last of Us Part 2 или God of War 2018 года.

Как говорит все тот же Паланте, он никогда не думал о Microsoft как об издателе, который тратит кучу денег на мега-дорогие блокбастеры. Недавно компания заявила о себе как о практичном издателе, и у нее нет лучшего примера, чем приобретение надежного, но уже не особенно интересного Minecraft.

Приобретение Bethesda – противоположность этому подходу. Bethesda исторически делала огромные ставки на дорогие игры, возвращая свои деньги [и даже больше], продавая свои самые успешные игры на всех возможных платформах, а затем продавая ремастеры, ремейки и версии для виртуальной реальности.

Сложно представить, что Microsoft отобьет бюджеты таких игр, как Starfield и следующие Elder Scrolls, сделав их эксклюзивными для Xbox. Тем не менее, Microsoft, похоже, в любом случае не заинтересована в эксклюзивах Xbox. Буквально в этом месяце Microsoft выпустила еще одну собственную игру для Nintendo Switch; они запустили Xbox Game Pass для ПК; и предоставили публичный доступ к своему сервису потоковой передачи видеоигр xCloud, который дает доступ к неограниченному числу игр. За последний год Xbox превратилась из консоли в бренд.

Так что Microsoft может оказаться в более выгодном положении от этого приобретения, чем может показаться. У нее более широкие средства распространения, что могло бы способствовать увеличению объема внутренних проектов. Другими словами: студии меньшего и среднего размера были идеальными объектами приобретения для Microsoft последние пару лет, поскольку она сосредоточилась на завершении эры Xbox One. Однако с недавним резким расширением каталога и услуг Microsoft она может иметь инструменты для финансовой поддержки и распространения игр Bethesda в текущем масштабе.

Продолжит ли Microsoft выпускать игры Bethesda на другие консоли?

Купив Bethesda Microsoft фактически забрала себе часть рынка. Однако с учетом того, что говорил Фил Спенсер в комментарии для Bloomberg и перечисленного выше, велика вероятность, что игры Bethesda продолжат появляться на PS5.

Но если Microsoft добьется огромного успеха с xCloud и Game Pass на ПК, я не был бы так уверен, что выпуск эксклюзивных игр на PS5 станет приоритетом. Хотя сам факт, мы живем во время, когда Microsoft выпускает игры для PlayStation….Безумие!

Однако думаю, Microsoft будет заботить эксклюзивность, только если это будут самые крупные проекты как Doom, TES или Fallout.

Все в порядке

На самом деле понятие эксклюзивности все больше уходит в прошлое, и индустрия идет в сторону потребителей, а не консольных войны, которая нас же сорит. В данном случае все сложилось неплохо, так как с учетом того как шли дела у Bethesda особенно с учетом Fallout 76, она могла обанкротиться или того хуже, ее могли купить Google, Amazon, или хуже того Apple, а оно нам надо?