Предупреждаем: в тексте содержаться критические спойлеры к первым часам игры. Если вы только начали прохождение, предлагаем обратить внимание на наш вступительный гайд по The Last of Us Part 2.

Немного вводных данных для тех, кто не особо знаком с причинами шума вокруг игры. Оригинальная The Last of Us – один из самых знаковых эксклюзивов в истории Playstation, продавшийся тиражом более 20 миллионов копий и уверенно попадающий на лидирующие позиции во всевозможных топах лучших игр всех времен. Учитывая колоссальный успех и статус народной игры от сиквела ждали как минимум игры не хуже, к тому же учитывая, как разработчики раз за разом повторяли, что The Last of Us Part II – самая амбициозная и масштабная игра в истории Naughty Dog.

Игровое комьюнити преданно верило, отсчитывало дни до релиза и с упоением пересматривало трейлеры игры. Ничего не предвещало беды, как в конце апреля неизвестные хакеры слили в интернет около 100 минут геймплея вперемешку с важнейшими катсценами, позволяющими предположить о том, каким в итоге будет сюжет. Сценарий, прямо скажем, выходил неоднозначным, что выражалось в первую очередь тем, как именно разработчики решили поступить с главным героем первой игры – Джоэлом. Быть убитым клюшкой от рук девушки, которая телосложением даст фору некоторым бодибилдерам? Явно не такого ожидали фанаты первой части, что привело к первым скандалам со стороны геймеров, призывавших к бойкоту продаж игры.

Оставалось только несколько вопросов касательно убийства Джоэла – контекст и события, которые привели к роковым событиям. Возможно, геймеры слишком рано ополчились и рубили с плеча, когда в самой игре сценаристы плавно и логично подведут почву для резонансной сцены? К сожалению, нет. Контекст наоборот разрушил тонкую соломинку, за которую можно было ухватиться при оправдании разработчиков.

Итог оказался предсказуемым – не стерпев того, как цинично, скоропостижно и даже глупо Naughty Dog расправились с Джоэлом некоторые стримеры вовсе отказались продолжать игру. Другие пошли еще дальше, как например tvcrank. Он не просто закрыл игру, а демонстративно сломал диск с The Last of Us Part 2. Признаемся, со стороны это выглядит как способ эпатажа, но перед поломкой диска он в разговоре со зрителями продолжительное время аргументировал свою позицию, упоминая, что он по личным причинам не может продолжить прохождение, насколько его шокировало увиденное. Это всего лишь очередной пример, позволяющий показать насколько отрицательное воздействие способна оказать сцена смерти Джоэла на фанатов первой игры.

Еще более показательный пример неоднозначной реакции на «Одни из нас. Часть 2» - страница с игрой на Metacritic, где впечатляющие 95 баллов от журналистов соседствуют с попросту унизительными для репутации Naughty Dog 41 баллом от геймерского сообщества. Ситуация не новая со скандальными играми, но что действительно впечатляет, так это количество оценок – более 64 тысяч, что является абсолютным рекордом среди многих тысяч продуктов, представленных на Metacrtic. Для сравнения – у первой части «всего лишь» около 10 тысяч оценок с суммарным баллом 91.

Учитывая, что любой человек, даже не знакомый с продуктом может поставить игре оценку не стоит думать, будто 39 баллов в самом деле отражают качество игры, особенно когда вокруг игры витает ореол ненависти. Но заслуженно ли она? В том, что касается смерти Джоэла – да. Поговорим об этом подробнее.

Нелогичное поведение персонажей

Главный сценарист первой и второй части The Last of Us Нил Дракманн решил в этот раз написать сюжет о круговороте мести, поэтому ожидаемо, что для создания сильной мотивации, как у игроков, так и у Элли нужны были весомые жертвы. Как говорил Тайлер Дерден из нетленного Fight Club: «Не разбив яиц – омлет не сделаешь», и в этом нет ничего плохого. Да и потом, даже несмотря на попытку маркетинговой кампании убедить, будто мстить мы будем за Дину, для многих было очевидным, что так или иначе расход пойдет Джоэл. Такой ход вполне понятен и он смог бы безупречно сработать на игроках, если бы не сразу несколько ошибок Дракманна по части сценария.

Постапокалиптический мир во вселенной The Last of Us – место совершенно недоброжелательное, где каждый незнакомец в первую очередь потенциальный убийца, а уже потом человек, с которым можно вести беседу. Именно это нам и показала первая часть в 2013 году, где даже маленькая девочка Элли была обучена законам выживания и старалась вести беседу с внешне доброжелательными незнакомцами только через перекрестие прицела охотничьей винтовки. В контексте первой игры можно вспомнить и Джоэла, который вместо того, чтобы остановиться перед просящим о помощи человеком решил наоборот сильнее нажать на педаль газа, так как он успел хорошо усвоить правило «человек человеку – волк», что и помогло ему выживать в течение 20 лет после катастрофы.

Что же мы видим в The Last of Us Part 2? Персонажей будто подменили и из прожжённых и умудренных опытом ветеранов постапокалиптчиеского мира превратили в доверчивых простофиль. По существу именно Томми и стал виновником в смерти Джоэла, когда после нескольких минут знакомства с Эбби решил представиться ей, назвав как свое настоящее имя, так и Джоэла. Неосторожный шаг, который ждешь от него в последнюю очередь. Конечно, можно сказать, что находясь в критической ситуации (напомним – за всей троицей гнались сотни зараженных) Томми забыл об осторожности, да и годы жизни в дружелюбном городе Джексоне заставили его чуть более снисходительно относиться к незнакомцам.

При желании можно все оправдать, но стоит ли это делать, если первая часть несколько раз на протяжении игры несла посыл, что главное зло – люди, многократно показывая, как даже в критических ситуациях Джоэл и Элли были максимально осторожны с незнакомцами.

Следующая логическая оплошность как со стороны персонажей Джола и Томми – решение согласиться с приглашением Эбби бежать вместе с ней в дом к ее друзьям, а там уже спрятаться от снежной бури и наседающих на них толпы зараженных. Одно дело – представиться одному незнакомому человеку, совсем другое – поехать к дом к незнакомцу, где поджидают его друзья. Никто не отменял возможность попасть на еще одну общину каннибалов, как случилось у Элли в оригинальной The Last of Us.

И последняя ошибка, разрушающая возможность поверить, что перед нами те самые закаленные выживанием Джоэл и Томми – чрезмерная приветливость героев в доме друзей Эбби. Первым делом Томми растекаясь в улыбке рассказывает о том, что они из города Джексона и предлагает незнакомцам поехать к ним набрать припасов, а затем уже и Джоэл приветливо представляется, называя свое реальное имя. Нет и следов Джоэла, который в первой игре старался в первую очередь бить незнакомцев, вести себя агрессивно и только затем спрашивать кто они и откуда. Конечно, можно сказать, что они оба за считанные мгновения растеряли все крупицы былого опыта, находясь в эйфории, когда избежали участи быть растерзанными толпой зараженных.

Моральное право

Признаемся, при большом желании можно найти оправдания всем, даже самым абсурдным поступкам героев. Потому, при наличии нужных аргументов, большинство недовольных игрой геймеров можно убедить даже в логичности смерти Джоэла, но примут они ее? Едва ли. Настолько цинично с собственными героями и по совместительству любимцами аудитории, пожалуй, никто не расправлялся за последние годы, как Naughty Dog. Не всем нравится такой прием и ожидаемо, что многие фанаты первой игры окажутся просто в бешенстве от произошедшего, не желая продолжать игру.

Очевидно, что принять смерть любимого персонажа – дело нехитрое, но главное здесь как именно обставить смерть. Можно если не с фанфарами, то хотя бы с минимальным уважением, а можно показать смерть Джоэла как в The Last of Us Part 2, где авторы буквально смакуют насилие над главным героем прошлой игры. Мало того, что он умирает чуть ли не в самом начале игровой эпопеи на 30 часов, так его смерть выглядит как попытка достигнуть предельных вершин «чернухи» и впоследствии шокировать игроков, максимально несправедливо обставив сцену смерти. Для этого в сценарии прописано сразу несколько пунктов:

  • Джоэла убивает Эбби. Девушка, которой он сам буквально несколько десятков минут тому назад спас жизнь
  • Травма выстрелом в колено с дробовика и вместо быстрой смерти – мучительные и унизительные пытки ударами клюшки для гольфа по голове
  • Демонстрация крупным планом остатков мозгов Джоэла на клюшке
  • В качестве завершения – полный пренебрежения плевок на труп Джоэла одним из друзей Эбби

Умом легко понять, почему Нил Дракманн предпочел именно так показать смерть главного героя прошлой игры в «Одни из нас. Часть 2» - чего не сделаешь ради того, чтобы вызвать у игрока чувство ненависти к Эбби и мотивировать на неистовое желание отомстить. Вот только не все сработало по плану и памятуя о логических проблемах часть фанатов первой игры восприняли сцену смерти, как дешевый трюк, где по прихоти сценариста разменной монетой стал их любимый персонаж.

В итоге возникает вопрос, есть ли у авторов моральное право так распоряжаться судьбами своих героев, особенно когда они создают продолжение блокбастера, продавшегося тиражом более 20 миллионов копий? Не становится ли любимый в народе герой чем-то большим, чем марионеткой в руках автора и не должен ли создатель персонажей начать считаться с фанатской аудиторией? Я считаю, что нет, не должен. Настоящее искусство лучше всего чувствует себя, когда свободно от любых проявлений цензуры. И да, у автора есть все моральные права делать со своими героями все, что ему заблагорассудится. Ровно так же у игрового сообщества есть все права и причины ненавидеть The Last of Us Part 2, отрицать написанный в ней сценарий, называя его фанфиком, а всю игру в целом – катастрофой.