Путь мясника

Закончив университет Вако, Гэн искал способ воплотить свои мысли и чувства в формате искусства. Если говорить о вещах, определивших его как создателя, то тем, что подтолкнуло его к формату визуальных новелл, является работа Shizuku, где главный герой Нагасе видит по ночам кошмары про зверские убийства и изнасилования. Парень пытается разобраться, в чем корень проблемы.

Однако еще до этого на Уробути повлияла его госпитализация в 1996 году из-за тяжелой болезни. По словам автора, последующие 4 месяца восстановления он провел в состоянии живого мертвеца, что поменяло его восприятие жизни и смерти. В будущем это особенно отразится на том, как автор будет легко и жестоко расправляться со своими персонажами.

«Я заразился каким-то вирусом, и у меня поднялась температура. Ситуация складывалась настолько плохо, что я мог умереть. Но что я не могу забыть — ощущения себя во время периода выздоровления. У меня не было серьезных ран или чего-то подобного, но чувствовал, что был в каком-то смысле стерт с лица общества. Я не мог отделаться от ощущения, что я просто мертвец. То, что я чувствовал в то время, очень актуально даже сейчас в моих работах», — говорит автор.

В 2001 году Уробути устроился в студию Nitroplus, где начал работать над своей первой новеллой Phantom of Inferno. Она рассказывала о молодом 15-тилетнем парне, ставшим свидетелем убийства репортера мафией. Вместо того чтобы убить свидетеля, мафиозная организация Инферно стирает ему память и превращает в своего наемного убийцу, по прозвищу Цвай [Zwie — от немецкого «два»]. Обучает его убивать людей девушка по прозвищу Айн [Eins — с немецкого «один»]. В итоге вся его служба превращается в круговорот интриг, предательств и убийств. Даже те, кого он пытается защитить от суровой реальности мира, омывают свои руки в крови.

И уже в его первой работе просматривались мотивы, которые определят его творчество. Это и антиутопичные структуры, как организация Инферно, которая представлена в игре как «ООН от мира мафии», сцены насилия и смерти, а главное — ощущение безысходности, когда автор ставит своих персонажей в положение, где они не в силах как-то повлиять на ситуацию. А еще, такая особенность как закладывать в имена персонажей смысл, чтобы люди копались в их значении и осознали, в чем суть.

Однако если в визуальной новелле Phantom of Inferno [в будущем по ней создали аниме] есть хорошая концовка и даже намек на то, что персонаж останется счастлив, то вот в будущем такое можно увидеть все меньше и меньше в его работах. Спустя пару новелл стиль написания произведения Уробути приобретет такую черту как «синдром трагедии», когда его история не может закончиться хорошо в любом смысле. Читая его следующие работы, появляется гнетущее чувство безысходности, когда ты не видишь, что счастье как такое вообще может появляться в мире трагического хоррора, которыми стали его новеллы. Автор рассказывает следующее:

«Когда я пытаюсь написать про любовь, она превращается в ужас. Испытывать такие глубокие эмоции к другому человеку, которого вы даже не знаете — действительно страшная вещь. Кроме того, мне интересно, не является ли любовь каким-то образом проявлением безумия[…]. Когда я начинаю печатать слова на клавиатуре, истории, придуманные моим мозгом, всегда полны безумия и отчаяния. Правда в том, что я не всегда был таким. Я часто писал пьесы, у которых не было идеального окончания, но в последней главе главный герой все еще убежден, что: «Хотя впереди будет много трудностей, мне все равно будем держаться». 

Но с тех пор, я больше не могу писать такие работы. У меня нет ничего, кроме презрения к тому, что люди называют счастьем, и мне пришлось убивать персонажей, которые в какой-то мере были в моем сердце, чтобы утопить историю в бездне трагедии».

И лучше всего эта логика просматривается в одной из самых известных визуальных новелл автора, написанных в жанре лавркафтовского ужаса — Saya no Uta.

Герой историй Сакисака Фуминори — молодой медик, который попадает в автокатастрофу со своими родителями. Мать с отцом погибают, а Фуминори получает серьезную травму головы, из-за чего у него развивается тяжелая форма агнози — болезни, когда у человека нарушено восприятие окружающего мира. Фуминори начинает видеть окружающий его мир и людей как огромные кучи разрубленного и гниющего мяса, все его друзья и окружающие — живые бесформенные монстры, больше похожие на адских существ из плоти. Однако мозг не просто извращает мир визуально, он воссоздает запах и вкус, превращая даже еду в отвратительную гнилую мертвечину.

Долго перебарывая мысли о суициде, он учится жить с этим и скрывает свой недуг, чтобы его не упекли в психиатрическую клинику. Фуминори встречает девушку по имени Сая — она единственная кого он не видет горой кишок. Между ними завязываются отношения, включающие и секс. Фуминори помогает ей, а она ему. В итоге они становятся зависимы друг от друга. Вот только в реальности Сая является монстром из другого измерения, которая сводит людей с ума и только Фуминори из-за своей болезни видит её другой.

Концовки этой визуальной новеллы и её трагичность лучше всего описывает само стояние автора. После окончания работы, Уробути впал в депрессию, борясь с навязчивыми мыслями о суициде и годами не мог выйти из нее. Каждая концовка дополняет друг друга, давая вам право судить как смотреть на ситуацию, заставляет вас сопереживать преступникам и в целом оставляет внутри вас чувство пустоты.

И как производная от его прошлой работы, свои чувства он продолжил воплощать в визуальной новелле Kikokugai: The Cyber Slayer. Её главный герой бывший мафиози Конг Таулуо. На дворе киберпанк и все люди заменяют себе конечности на аугментации. Конг один из немногих людей, которые черпают силу из собственной внутренней энергии и не поддерживает тренд на модификации своего тела. Подробная философия позволяет ему использовать удар, способный убить. Однажды его лучший друг совершает покушение на него, но он просчитался и Конг смог выжить. Однако убийце удалось добраться до сестры главного героя и поиздеваться над ней просто нечеловеческим способом: её мозг уничтожили, душу разбили на семь частей, и вживили в сексроботов, чтобы те вели себя естественно.

Конг мстит всем, кто был причастен к этому покушению и пытается собрать все осколки души своей сестры вместе, помещая их в андроида.

Как и прошлой работе, тут ощущается мрачная и гнетущая история, полная грязи и насилия в суровом мире будущего, где царит упадок. Над судьбой главного героя все больше сгущаются тучи, превращая его в загнанного в угол зверя, неспособного сопротивляться тому, во что его закидывает судьба.

Смерть во имя жизни

Самым знаменитым проектом Гэна Уробути является деконструкция маха-седзе Puella Magi Madoka Magica, история о девочках волшебницах, которые убивают друг друга. Все еще окончательно не вышедший из депрессии Гэн Уробути начал работать над сценарием совместно с продюсером Ацухиро Иваками, который попросил автора написать историю, в которой будет много смертей, насилия и крови. Это должны было быть жестокое аниме, ломающее рамки. По сюжету группа школьниц заключила контракт со злым космическим существом Кьюбеем, который исполнит любое их желание, если они будут бороться с ведьмами.

Тогда же сценарист пришел, как мне кажется, к новой вершине творчества, ведь понял, что смерть персонажа, может наоборот сделать его знаковым. Уробутчер не часто вообще задумывается о том, как будут выглядеть его персонажи по дизайну или внешности, он создает образы, вкладывает в них тревогу, страх, который приводят потом к трагической кульминации. Именно поэтому при создании Puella Magi Madoka Magica он сосредоточился на написании сценария, расписывая смерти, определяя конечную судьбу персонажей их роль, создавая всеобъемлющий сюжет. Пытаясь деконструировать жанр девочек волшебниц, он деконструировал классические методы создания персонажей, которые сначала фокусировались на развитии персонажей, а затем создавали сюжетную линию, которой они могли бы следовать.

И если может показаться, что это странный подход, когда автор создает персонажей ради бойни, делает их существование бессмысленным — это не так, ведь автор смотрит на это с позиции, что мы помним персонажей не за их смерть, а за жизнь. Уробити создает героев, которые могут жить вечно, потому что умерли. В одном из интервью у автора спросили, хотел бы он, спасти кого-то из своих персонажей:

«Этот вопрос на самом деле очень сложен для меня, так как я не чувствую, что каких-либо персонажей нужно «спасать». Это может показаться странным для некоторых людей, но у меня нет менталитета «убивать» персонажа, когда я пишу сценарий. Мои персонажи живы, но когда они умирают, они больше не являются частью истории. Я не чувствую, что действительно кого-то убил, потому что они прожили свою жизнь до того момента, когда они умерли.

Не все живут, пока им не исполнится 100 лет, верно? Они могут умереть однажды, но это не значит, что их жизнь была потрачена впустую. Они жили своей жизнью до этого момента, и я не чувствую, что их жизни не имеют смысла, когда они умирают.

Например, в данный момент мы говорим внутри этого конференц-центра, это может быть частью сценария в книге. Во время этого события кто-то может погибнуть в автомобильной аварии. Была ли жизнь этого человека бессмысленной, потому что он или она умер? Нет, этот человек прожил свою жизнь до этого момента, и вот что важно.

У меня есть похожие чувства к моим персонажам, когда я пишу сценарий для них. Кроме того, персонажи никогда не умирают, вы все равно можете вернуться на страницу назад и увидеть их снова живыми. Я чувствую, что мои герои бессмертны, поэтому они не умирают» — отвечает Гэн Уробути.

Дерьмо случается

Обвинения в том, что он издевается над своими персонажами — для автора такое же частое, как и для Джорджа Р.Р. Мартина, также известного своими убийствами персонажей в книгах. У Уробути герои и их истории — чаще всего сторона одной монеты. Ведь как и в реальной жизни с нами случается дерьмо, так и его героям просто приходится принимать суровые реалии своего окружения.

«Иногда, когда я вижу кого-то, от кого веет духом справедливости ... я чувствую, что хочу уничтожить его! [смеется] Но на самом деле я пытаюсь сделать что-то убедительное. Добро и зло должны быть на равных, так что есть реальная возможность, что любой из них может быть победителем» — Гэн Уробути в интервью AnimeNewsNetwork.

Работа, которая во многом спасла Гэна от депрессии — продолжение легендарной Fate/Stay Night —Fate/Zero, но как по мне, гораздо более глубоким произведением является Psycho Pass. Антиутопия с черной философией, где люди отгородились от всего плохого, а если тебе плохо — ты либо болен, либо достоин смерти.

В этом аниме он выступил сценаристом и автором идеи вселенной, где люди создали систему под названием Сивилла. Он сканирует человека, оценивает его способности умения, уровень мозговой активности, стресса и эмоции и на основе этого составляет его психопаспорт. Если психопаспорт человека стабильный и чистый, то он может быть членом общества, люди с психопаспортом не стабильным являются потенциальными преступниками. Если уровень их стресса не сильно велик, таких людей лечат, а если он опасно высокий — они достойны уничтожения.

В рамках этого мира существует бюро, которое следит за безопасностью и охотится на людей с нестабильным писхопаспортом. Охотниками выступают инспекторы — люди с чистым психопаспортом, а им подчиняются блюстители — преступники, которым дали шанс служить обществу, как гончие псы, и вершить приговоры. Однако убивать или нет — всегда решат система.

В рамках этого мира Гэн Уробути смог поднять не только вопросы касательно того, что общество доверило свою жизнь системе, которая решает за вас как жить, но и все проблемы такой системы. Почему система не учитывает временный стресс, который испытывают жертвы преступлений? Что будет, если появится преступник способный убивать, обладая трезвым рассудком без вреда психопаспорту? Как общество, которое росло годами не видя преступлений, отреагирует на это самое преступление? А может ли эта система Сивилла судить саму себя, раз она подобная Богу? А может ли этот всесильный Бог создать камень, который не сможет поднять?

На все эти вопросы и дает ответы Psycho-Pass.

Я люблю творчество Гэна Уробути. Хотя обилие сексуальных сцен тема двоякая, в целом многие проблемы, которые он поднимает в своих работах— актуальны. Темнота, уныние и неподражаемый стиль делают его настоящим мастером темных историй, которые воистину тревожат.