В свою очередь CD Projekt Red потребовали удалить данный мод с площадки Nexus Mod, аргументировав это тем, что использование моддинга для подобных вещей с вымышленными персонажами и реальными людьми, подарившими для игры свою внешность – это две разные вещи. Против рокировок с героями созданными студией, CDPR ничего не имеет против, однако если говорить о Джонни Сильверхенде, то все куда более неоднозначно. Лианна Руперт с Game Informer уже долгое время освещает подобные моды и написала об этом небольшое эссе. Ретранслируем и дополняем его для вас.

И так, правило 34

Для раскрытия темы следует начать с самого правила 34.Само по себе правило 34 является номинальным; это просто термин, обычно используемый в Интернете, чтобы ссылаться на то, что на любой продукт массовой культуры, будь то игры, фильмы есть своя порно пародия.

Это особенно актуально для вещей в сфере развлечений, которые не являются по своей сути сексуальными, но как показывает реальность, по этой причине популярность эротического контента базирующегося на таком произведении становится лишь больше. Многие уверены, что в контексте таких ситуаций, как с Сильверхендом – правило 34 это только вершина айсберга, и проблема куда глубже. Так, она затрагивает самовыражение авторов и игроков.

«Извечная дискуссия о сексе и моддинге»

Мнения касательно этой темы зачастую разделены на две основные группы: первая – «это просто игра», а вторая обычно ссылается на более глубокую связь с реальным миром. Так, есть еще несколько аспектов, помимо защиты кого-то вроде Киану Ривза, который явно не ожидал такого поворота событий. «Более глубокая связь с реальным миром» - это то, о чем люди говорили в обсуждении другого мода для Cyberpunk 2077, что позволяет Джуди [которая задумывалась авторами как лесбиянка] заниматься сексом с Ви мужского пола.

В случае с модом где фигурирует Киану Ривз, разговор идет о согласии. В то время как Джонни Сильверхенд не настоящий человек, Ривз, как актер - согласился только на сюжетные сцены. Когда игроки берут контент в свои руки, помещая изображение Киану на работницу улиц, давние споры «правильно это или нет» вернулись в полную силу: требуется ли для подобного согласие актера, или мы отделяем вымысел от реальности?

Мнение первое: Глубина проблемы

В контексте мода с Джуди было довольно много споров. Аргументация «против» заключается в том, что вариантов однополых отношений в играх так мало, что их количество обычно намного меньше, чем количество гетеросексуальных, и что менять такую расстановку просто неуважительно. С этой стороны ситуацию можно рассматривать как моральную проблему, выходящую за рамки вымысла, проблему, которая когда-то возникла с Дорианом в Dragon Age: Inquisition. Тогда вышел мод, который позволял сделать его гетеросексуальным, несмотря на то, что у него был целый сюжетный квест, вследствие которого он признавал, что является геем.

Это было самой основой того, почему этот персонаж был написан так, чтобы защищать себя, когда его собственный отец заставил его вступить в брак против воли с женщиной в надежде, что он продолжит род. Поскольку это было прямо вписано в его историю, то сделало огромной частью его личности как персонажа. Моды, которые сразу же сделали его доступным в качестве секса с женским персонажем свели всю историю и труд сценаристов на нет. Аргумент в противовес был: «это просто игра».

Тогда люди, вставшие на сторону разработчиков, говорили, что персонаж был написан с учетом тех уязвимых переживаний, которые испытывали фанаты франшизы, оказавшиеся в такой же ситуации, как и Дориан, но в реальной жизни. Другими словами они ассоциировали себя с ним и вдохновлялись. Следовательно, изменения персонажа является чувствительным для людей, которые ассоциируют себя с ним.

Все сводится к тому, что считается этичным, а что нет, когда мы рассматриваем вымышленные миры, особенно игры, которые предназначены для индивидуальной адаптации к опыту игрока.

Что касается романтических пар в целом, а не только защиты лица известного человека, разговор о том, что этически приемлемо в отношении персонажей с разной ориентацией, обычно становится невероятно жарким с двумя четкими сторонами. Где одна из сторон уверена, что подобное является неправильным по отношению к целевой аудитории и авторам, а вторая не видит в этом ничего оскорбительного.

Мнение второе: Это всего лишь игра

В конце концов, если игроки хотят использовать моды для изменения сюжетных линий и романтических отношений, они имеют на это право. Во время подобных разговоров важно быть открытыми для обеих сторон. Не для того, чтобы уступить, а для того, чтобы увидеть, откуда приходит каждый человек; важно понимать каждую сторону, чтобы обе могли более эффективно поделиться своей точкой зрения и, возможно, прийти к приемлемому выводу. Например, я не могу сказать, будет ли Киану Ривз оскорблен секс-модом для Cyberpunk 2077, но тот факт, что я не могу этого сказать достоверно, означает, что я могу просто предположить, что он не обидится.

С этой стороны подобное имеет место быть если, например, говорить о ролевых играх, когда основная идея заключается в том, чтобы игрок чувствовал себя комфортно в мире, и ощущал то, чего он никогда не смог бы испытать в реальной жизни. Вот почему многим женщинам нравится играть мужскими персонажами, а многим мужчинам нравится играть за женских персонажей. Изменять стандарты взаимоотношений в играх с помощью моддинга – это в какой-то мере желание создать почти «оптимизированный» мир для личной истории.

Это неправильно?

Когда дело доходит до продолжающегося разговора об этике и ее места в сообществе моддеров, можно выделить две крайности. Мы видели моды, которые превращают цветных персонажей в белых, мы видели моды, которые делали несовершеннолетних персонажей «законными» и это так себе.

Но в других случаях, это действительно просто игра. Позвольте людям создавать то, что они хотят. Даже если вам не нравится, ваша история все равно будет вашей, и насильно никто не заставит вас поставить такой мод. В других случаях, однако, ведется более глубокая беседа, основанная на реальных, очень распространенных проблемах жизни, особенно в отношении маргинализированных групп.

В реальном мире никто не соглашается на все 100%. Это нереально. Однако мы можем прислушиваться друг к другу вместо того, чтобы поддаваться чувствам и сказать «я прав» или «вы ошиблись», и прислушиваться, когда люди раскрывают любые потенциальные более глубокие смыслы, стоящие за их участием в жизни. Скорее всего, подобный разговор будет продолжаться еще очень долго.