В 1989 году « Бэтмен» был больше, чем просто хитом; это был феномен поп-культуры, как «Мстители» в наше время. Фильм доказал, что история Брюса Уэйна может быть серьезной, а сам фильм обогнал в кинопрокате Ghostbusters II и Indiana Jones and the Last Crusade и стал самым кассовым за всю историю на тот момент с более чем 400 миллионами долларов сборов по всему миру.

Не удивительно, что с такими показателями Warner Bros пустили в производство сиквел, и Тим Бёртон с Майклом Китоном вернулись для работы над «Бэтмен Возвращается». Несмотря на ошеломительный успех, повсеместную продажу рекламных товаров и даже серию игрушек для McDonald’s, на этом все закончилось, как минимум для режиссера и исполнителя главной роли. Да, фильм собрал меньше первой части, однако доход в 226 миллионов все равно внушительная сумма. Спустя три года вышел «Бэтмен Навсегда», который претерпел кардинальных изменений: мрачные готические декорации сменились яркостью вдохновленной творчеством Энди Уорхола, а серьезность и мрачность сменилась на детские каламбуры Загадочника в исполнении Джима Керри. Это был не «Бэтмен и Робин» с его бетсосками, но чарующий мрак двух прошлый картин явно остался в прошлом. Если бы не актеры, исполнившие роли Альфреда и комиссара Гордона в двух прошлых фильмах – прошлые две картины мало, что связывало бы с третьей.

В документальном фильме о создании данной трилогии Shadows of the Bat: Dark Side of the Knight, Тим Бёртон говорил, что реакция публики на «Бэтмен Возвращается» была двоякой. Хоть она получила успех, зрители не могли не отметить, что история стал куда мрачнее, чем в первой части. Это было первопричиной, почему он не смог взяться за третий фильм. Во многом проблема была в мерчендайзе, и первый удар пришел со стороны Happy Meal.

За несколько дней до выхода «Бэтмен Возвращается» в кинотеатрах в газете Los Angeles Times были опубликованы гневные письма читателей, касательно фильма и рекламы в McDonald’s. Люди жаловались, что данная картина слишком жестокая для того, чтобы рекламировать ее через Happy Meal. Контекст большинства писем был следующий: «кровь и насилие могут понравиться взрослым, но зачем привлекать детей? Как McDonald’s посмел так поступить!». По какой-то причине люди забыли, что зачастую международные конгломераты далеки от такого понятия как «совесть» и скандал разгорелся наполную.

Общественность и религиозные организации критиковали сеть за то, что она пользуется доверием своих покупателей и подвергает детей опасности. Меня же больше интересует, каким образом сети фастфудов в принципе удалось сделать игрушки по данной картине? Неужели они продавали в Happy Meal фигурки, где Женщина-кошка облизывает Бэтмена или где Пингвин откусывает кому-то нос? Если они были не такими, понять общественное негодование сложно. В принципе как всегда.

Самым забавным в этом кошмаре по связям с общественностью было то, как McDonald's и Warner Bros. пытались преуменьшить реакцию людей. Сеть быстрого питания опубликовала заявление, что данная акция призвана позволить молодым покупателям испытать удовольствие от персонажей фильма и увеличить посещаемость сеансов. По сути, пока родители жаловались, что их детям продают игрушки из «страшного, жестокого фильма», сеть сказала, что делает все во имя того, дабы дети на этот самый фильм и пошли…

В свою очередь Warner Bros. оправдывались тем, что данная серия игрушек приурочена не к фильму, а к 53-летию героя… Чтобы осознать всю нелепость этого заявления, достаточно просто посмотреть упомянутые ранее рекламные ролики.

В итоге сеть убрала игрушки раньше, чем планировала, и данный прецедент привел к тому, что в будущем она попросила Стивена Спилберга снизить уровень насилия в «Парке Юрского периода», дабы избежать подобного.

Как позже сказал сценарист Сэм Хэмм в документальном фильме, вся проблема заключалась в ошибочном представлении родителей о «Бэтмене» как детском продукте. Несмотря на то, что он должен был продать огромное число игрушек и других товаров, по своей сути ориентировался он на старшую аудиторию. Увы, тогда общественное восприятие было совершенно другим. Облака над третьим фильмом стали сгущаться и масло в огонь добавляло то, что «Бэтмен Возвращается» собрал меньше чем первый фильм, несмотря на то, что в него вложили больше денег. Первая картина Бёртона стоила 35 миллионов, а вторая порядка 90 миллионов.

Руководители WB начали опасаться, что если они продолжат снимать третий фильм так, как того хотят режиссер и исполнитель главной роли, они застрянут в этом видение, что приведет к финансовым проблемам и очередным скандалам.

Первоначально ожидалось, что Тим Бёртон вернется к тому, что в идеи называлось «Бэтмен 3». Были даже сообщения о том, что Робин Уильямс должен был сыграть Загадочника, а также о возвращении Мишель Пфайффер в роли ее культовой роли Женщины-кошки. Однако все эти слухи следует воспринимать с недоверием, поскольку Бёртон так и не добрался до стадии сценария для картины.

Режиссер вспоминает о своем уходе в Shadows of the Bat. По его словам он горел желанием сделать третий фильм, но на встрече с директорами WB ему четко дали понять, что больше не хотят видеть его в кресле режиссера, намекнув на то, что ему лучше снимать кино меньших масштабов, но с большей творческой свободой. Третья же часть Бэтмена позиционировалась как слишком большая и коммерческая картина для него.

После ухода Бёртона эстафету принял Джоэл Шумахер, чье видение было более приемлемо для игрушек в Happy Meal, и конечно же, общественным блюстителям нравственного порядка для подрастающего поколения.

Однако Майкл Китон не сразу ушел с Тимом Бёртоном и должен был вернуться к своей роли. И даже Робин Уильямс все еще планировал сыграть Загадочника. Первый ушел из картины примерно за год до того как она вышла и до сих пор не понятно почему. Студия после его ухода сообщила, что Китон захотел 15 миллионов долларов и большой кусок прибыли от продажи мерчендайза. Хотя это больше похоже на то, что студия просто пытается очернить актера после того, как рассталась с ним на не лучшей ноте. Позже партнер Китона по съемкам Гарри Коломби заявил, что деньги никогда не были основной причиной, отказавшись играть, он упустил 30 миллионов. Ему просто не нравилось к чему все идет, а также то, что Бёртона заменили на Шумахера. Даже спустя 20 лет после этого Китон рассказывал, что то, что сняли Кристофер Нолан и Кристиан Бэйл в 2012 году – это то, к чему они с Бёртоном стремились в 1993-м.

Робин Уильямс же слишком долго думал над тем, стоит ли ему принимать участие в фильме, так как сценарий казался ему спорным. В итоге пока он думал, на эту роль взяли восходящую звезду в лице Джима Керри.

Сегодня же все еще сложно представить, что бы было, если бы Бёртон снял третий фильм о Бэтмене. С одной стороны мир лишился бы провала в лице «Бэтмен и Робин», но с другой, мы бы никогда не увидели возрождение Бэтмена из пепла в трилогии Кристофера Нолана. В этом смысле, возможно это все было и к лучшему.