Феномен Человека-паука или почему ориджины не важны

Начинать историю не с самого начала может показаться странным решением. В конце концов, она формирует сюжет и даже будущую франшизу перед кульминацией. У нас есть условный герой, который живет скучной жизнью, а потом в ней происходит чудо и он становится обладателем силы. Можно сказать это классический способ заставить читателя ассоциировать себя с персонажем в комиксной философии, где каждый может быть героем. Хотя в некоторых случаях это не всегда так.

Вывод следующий – есть достаточно много фильмов о супергероях, которые неплохо справляются в качестве ориджина. Это тот же «Бэтмен: Начало» или же «Железный человек». Так, в чем проблема всегда начинать с подобной истории, ведь, скорее всего, ее качество зависит от бюджета и правильных людей? Ну, если у вас есть чувство, что сейчас я объясняю вам то, что вы и так знаете – то именно в этом и есть проблема. Нам не нужны истории, которые мы уже знаем.

Лучше всего для примера подойдут фильмы о трех разных Человеках-пауках. Первый фильм Сэма Рэйми показывает довольно каноничную для комиксов версию происхождения героя. Питера Паркера кусает паук, и он обретает силу. Он хотел купить машину, чтобы покатать Мэри Джейн, идет сражаться на подпольных поединках, чтобы по-быстрому заработать денег, но в результате череды связанных с его действиями событий его дядю Бэна убивают, прямо после того как в тот же день он сказал уже крылатую фразу про силу и ответственность.

Второй же фильм «Невероятный Человек-паук» представляет нам более крутую версию Питера Паркера, но при этом весь сюжет можно назвать повторением первого фильма Рэйми еще раз, но только с чувством и расстановкой. Точно также в сюжеты одновременно с героями вводят и ориджины злодеев, чтобы показать бинарное противостояние и даже переплетают их происхождение вместе. Однако это приводит к смешному диссонансу, что пока не появился герой, не было и злодеев и все прекрасно жили без какого-нибудь дружелюбного соседа.

Другое дело фильм про Человека-паука Тома Холланда, который вырезал из сюжета историю происхождения как таковую. И как подмечали многие критики, оказалось, современным зрителям намного интересней наблюдать не за историей происхождения, а за отрывками фраз об этом, что позволяет самому выстраивать недостающие частички пазлов в голове. Показывайте, как герой набирается опыта, уже имея эти силы. Это мы и видим: Питер тренируется со своим новым костюмом, пытается добиться расположения Тони Старка, скрывает свою личность от тети Мэй. К слову, нам даже и не показали, что было с его дядей, и даже был ли он в сюжете вообще!

Также для того, чтобы подпитывать интерес зрителей, в сюжете есть такие персонажи как друг Питера Нэд, который задает ему наводящие вопросы, как так вышло, а он дает ответ в общей картине. Особенно мне нравятся маленькие детали сюжета, на которые вообще не обращают внимания, но они есть. Например, то, что в киновселенной Питер был тем самым эпизодическим мальчиком в маске Железного человека, которого Тони Старк спас во второй части своего сольника.

Хотя важно уточнить, что подобное работает только с определёнными героями. Так, мы [как минимум те, кто хоть немного интересуются этой темой] достаточно долго знаем некоторых персонажей. Нам не нужно снова видеть укус Петра пауком и слышать в очередной раз про большую силу и большую ответственность, так как мы это знаем. Но с другой стороны, что массовый зритель знал о таких героях как Доктор Стрэндж или Стражи галактики, до того как у нас появились фильмы о них? Это были богом забытые герои, созданные хиппи в 60-х пока Марвел не вытащила их из забвения, в котором они находились.

Это приводит нас к следующему вопросу…

Когда нужны истории происхождения?

Именно в этот момент необходимо более широко взглянуть на роль информации о происхождении, чтобы понять ее важность, выходящую за рамки конкретных сюжетных линий или даже отдельных жанров. Возможно, нам больше не нужны истории происхождения или, по крайней мере, больше не нужно их пересказывать, но это не устранило потребность в информации о происхождении.

То, что люди знают, выполняет в рассказах две основные функции: создает интригу и управляет тайной. По сути хорошие ориджины должны рождаться из саспенса, который опирается на то, что аудитория уже знает, чтобы сформировать ожидание определенного результата.

С другой стороны, загадка – это разыгрывание того, чего аудитория не знает. Мы можем знать ответ, но как мы туда доберемся? Та же Marvel отлично справляется с этим в своих последних фильмах, как «Капитан Марвел», где нам показали не только то, что на Земле были супергерои и до появления Мстителей, но и то откуда у Ника Фьюри появилась его легендарная повязка на глазу. Раскрытие этой тайны, конечно, посмешило одних и разочаровало других, ведь сам Фьюри нагнетал, рассказывая как потерял свой глаз доверившись не тому. Но сейчас не об этом.

Также хорошо фильм использует свою временную линию, чтобы показать агента Фьюри молодым, неопытным и жизнерадостным. Это добавляет комичности в его образ.

Отойдем от супергероики и посмотрим на другую большую франшизу – «Звездные войны». В «Пробуждении силы» нам совершенно ничего не рассказывали о Рэй и то откуда у нее появились навыки, например, пилотирования корабля или сила. Тайна ее родословной вообще не затрагивалась в первом фильме новой трилогии, зато все вопросы послужили логичным триггером к последующему сюжету других фильмов.

Еще один пример «Изгой Один» – этот фильм ориджин довольно хороший пример баланса между неизвестностью и тем, что мы знаем. Известно, что многие повстанцы погибли, чтобы заполучить чертежи Звезды смерти, показанные в начале «Новой надежды». Пока мы смотрим фильм, мы знаем, что наши любимые персонажи, скорее всего, умрут, но мы все равно смотрели, потому что все еще хотели знать, как именно. Наше знание факта их смерти только увеличили ценность тайны.

Думаю, «Черная вдова» будет удачным приквелом-ориджином, так как она содержит достаточно много тайн, в разгадке которых мы заинтересованы. Думаю, каждый кто смотрел как минимум все части Мстителей, задается вопросом, что же с Наташей и Клинтом произошло в злополучной Будапеште, что они так часто вспоминают ее во время неприятностей. И фильм даст нам на это ответ.

Если подводить какой-то итог, то все написанное выше можно свести до пары предложений. Ориджины персонажей нужны в тех ситуациях, когда того требует контекст, а не для того чтобы рассказать уже то, что нам известно. Вместо того чтобы повторятся, лучше рассказывать то, что мы не знаем. В этом случае ориджины являются хорошим инструментом повествования.