«Сияние»

Стенли Кубрик всегда имел статус характерного и немного странного человека, сниматься в фильмах которого было одновременно статусным и мучительным занятием. Самый яркий тому пример – съемки «Сияния» и «Заводного апельсина».

Съемки «Сияния» являются самым известным примером того, как режиссер переходит грань ради отличных образов. Так, актриса Шелли Дюваль, игравшая Венди, прошла через небольшой персональный ад. Как выяснилось, Кубрик хотел добиться от нее настоящего ужаса, поэтому держал ее в изоляции от других актеров, требовал, чтобы она мало спала, а также постоянно оскорблял ее и критиковал, чтобы отчаяние на ее лице всегда выглядело убедительным.

Одна сцена, в частности, поставила Дюваль на грань: обнаружив, что ее муж сошел с ума, Венди вынуждена защищаться с помощью бейсбольной биты. Эту сцену пришлось переснять 127 раз, прежде чем Кубрик остался доволен. Сообщается, что Дюваль начала терять волосы и в результате перенесла нервный срыв.

«Заводной апельсин»

Не лучше Кубрик вел себя по отношению к Малкольму Макдауэллу, исполнившему главную роль Алекса в «Заводном апельсине». И хоть ему не пришлось выслушивать постоянные издевательства как Дюваль, проблем хватало. Так, во время сцены допроса, ему должны были плюнуть прямо в лицо, но Кубрик потребовал от исполнителя роли офицера, чтобы тот попал Макдауэллу прямо в нос. Сцену пришлось переснимать из раза в раз, так как актер не мог плюнуть как надо. В итоге у исполнителя роли офицера полиции даже закончилась слюна, и плевать Макдауэллу в нос начал другой актер. Как признавался Малкольм, эта сцена была очень унизительной.

Позднее во время съемок культовой сцены промывания мозгов, Кубрику пришла идея зафиксировать глаза актера, как во время офтальмологической операции, но тот отказался. В итоге Кубрик уговорил его, пообещав, что приведет врача, который будет капать ему в глаза обезболивающее средство, и он не пострадает.

Вот только он не учел, что такие крепления можно использовать только на лежачих пациентах, поэтому они постоянно падали и поцарапали актеру роговицу на одном глазу. Когда анестезия прошла, актер почувствовал такую боль, что начал биться головой об стену и временно ослеп на один глаз. Кубрик в свою очередь был взбешен, что это мешает им снимать дальше, и говорил, что для дальнейших съемок будет достаточно и одного глаза.

Плюс во время сцены демонстрации лечения, как рассказывал Джон Клайв, Кубрик сошел с ума и начал требовать от него ударить Макдауэлла. Тот не рассчитал силу и сломал актеру ребро. Ну и в итоге режиссер соврал Малкольму про низкий бюджет фильма, когда тот потребовал гонорар, и занизил зарплату.

«Птицы»

Типпи Хедрен, пожалуй, самая пострадавшая актриса на съемках Альфреда Хичкока. Ее экранный дебют состоялся в фильме 1963 года «Птицы», и Хичкок лично наблюдал за ее подготовкой к роли вплоть до того, что указывал ей, что есть, пить и какую одежду носить. Затем наступила финальная сцена нападения птиц.

Хедрен заверили, что будут использоваться только механические птицы; хотя это было бы не так реалистично, ей была гарантирована безопасность. Однако вместо этого Хичкок выпустил живых грачей, воронов и чаек в комнату, где в течение пяти дней снималась сцена. Хотя клювы птиц были зажаты, щека Хедрен была поцарапана, и она почти потеряла глаз.

Однако это был не конец, так как контракт обязывал ее сниматься исключительно в фильмах Хичкока. В 1964 году она снялась в роли главной героини в его триллере «Марни» вместе с Шоном Коннери. На съемочной площадке Хичкок сказал другим актерам не подходить к ней и не общаться, держал ее в изоляции от остальной части актерского состава. Также поговаривают, что он домогался Хедрен… Что хуже во время съемок с ней не лучшим образом обращался и сам Коннери.

«Убить Билла»

Если верить Уме Турман, то из-за желания Квентина Тарантино снять хорошую сцену для «Убить Билла» он чуть не убил ее. Как она рассказала в интервью, во время съемок сцены, где ее героиня едет на машине, персонал предупредил актрису, что машина неисправна. Тарантино же утверждал, что с машиной все в порядке и даже отказался взять вместо нее каскадера, заверив, что дорога ровная, а автомобиль будет ехать не быстро.

Но как оказалось, по словам Турман, дорога была извилистой, засыпана песком, а автомобиль действительно работал неисправно. В итоге она не справилась с управлением и врезалась в дерево, получив достаточно травм.

«Бездна»

Репутация режиссера, с которым не любят работать и даже называют тираном, есть у Джеймса Кэмерона. Многие актеры заявили, что никогда больше не будут работать с ним, и самая известная из них – Кейт Уинслет, которая якобы чуть не утонула во время съемок « Титаника».

Ее судьбу разделяла и Мэри Элизабет Мастрантонио сыгравшая главную женскую роль в фильме 1989 года «Бездна», действие которого происходит глубоко под водой. Мастрантонио и ее коллеги снимались дни напролет в воде без каких либо перерывов, что привело к нервным срывам, а из-за хлора, который был в воде, волосы актеров поседели, а на коже появились ожоги.

В конце фильма героиня Мастрантонио жертвует собой и тонет. После этого Вирджил «Бад» Бригман [ее муж], которого играет Эд Харрис, пытается оживить ее криками, шлепками и ударами. К несчастью для Мастрантонио, крики и шлепки продолжались даже после того, как в камере закончилась пленка. Кэмерон продолжал говорить Харрису бить ее, так как по его мнению, он делал это недостаточно правильно. В один момент актриса не смогла это терпеть, встала и закричала, что они не животные, чтобы так обращаться с ними и ушла.

«Апокалипсис сегодня»

Фильм «Апокалипсис сегодня» дался Френсису Форду Копполе с трудом, но хуже пришлось исполнителю главной роли Мартину Шину. Часто режиссер держал его в изоляции и накачивал алкоголем, дабы тот вжился в роль. Ради приличия стоит сказать, что сам Шин был инициатором применения актерского метода, но он вряд ли мог предположить такой энтузиазм руководителя съемок. В итоге у Шина появились нездоровые привычки, в первую очередь пристрастие к курению. По возвращению на Филиппины у него случился сердечный приступ и нервный срыв. Коппола чувствовал себя настолько виноватым, что вскоре после этого у него случился эпилептический припадок.

«Техасская резня бензопилой»

Тобе Хупер настроил против себя весь состав «Техасской резни бензопилой», но во многом из-за того, что бюджет фильма был безбожно низким. Как рассказывал Эдвин Нил, бывший ветеран Вьетнамской войны, сыгравший в фильме одну из ролей, его военный опыт был приятней, чем съемки в фильме Хупера.

Кроме того, что съемки длились по 16 часов в день под палящим Техасским солнцем, где средняя температура была от 37 до 43 ℃, в целях экономии во время съемок использовалась настоящая бензопила. Актерам оставалось молиться, чтобы их в буквальном смысле не убили. Молоток, которым били персонажей, тоже был настоящим, и хоть Гуннар Хансен, исполнивший роль Кожаного лица, пытался не бить коллег, а имитировать удары, получалось не всегда. Мэрилин Бернс даже чуть не отрезали палец, а другая актриса поранилась, когда в сцене ее героиню вешали на крюк. Острие крюка действительно поранило ее, поэтому она кричит от боли по-настоящему.

В фильме использовалась не бутафорская кровь, а настоящая, которую Хупер позаимствовал со скотобойни неподалеку от съемочной площадки. Одежда Хансена никогда не стиралась, ибо денег на новую не было. Под конец съёмок с ним трудно было находиться рядом, ибо кровь полностью пропитала его одежду, задубела и смердела на палящем солнце.

«Ведьма из Блэр»

Тактика Эдуардо Санчеса и Даниэля Мирикса в фильме 1999 года « Ведьма из Блэр» заключалась в том, чтобы вызвать страх и дезориентацию у молодых звезд. Донахью, Уильямс и Леонарда попросили импровизировать большую часть своих сцен и снимать самостоятельно. Режиссеры преследовали актеров днем и грохотали по их палатке ночью, а также постепенно морили их голодом.

Сейчас таких моментов становится меньше благодаря лучшей защищенности актеров. Однако если режиссеру все же захочется снять потрясающую сцену, он обойдется без того, чтобы вредить актерам.