С начала 2020 года Гильдией киноактеров и Американской федерацией деятелей телевидения и радио приняты поправки, призванные оградить актеров и актрис от домогательств и неподобающего поведения со стороны лиц, входящих в состав съемочной группы. Но прежде чем ознакомиться с «поправками», стоит вспомнить (или узнать) о том, как это делалось до всепоглощающего цунами под названием «#MeToo».

Как снимались эротические сцены в кино до 2020 года

Мало кто знает, но у знаменитых звезд Голливуда есть свои, так называемые, «менеджеры», которые и заняты вопросами подобного толка. На стадии разработки проекта представитель звезды изначально обсуждает проект со сценаристом, режиссером и продюсером, где и оговариваются все нюансы съемок, среди которых основное место занимают вопросы о безопасности самого съемочного процесса и об эротических сценах, в которых актрисе (актеру) придется участвовать.

Менеджер советуется со звездой, затем снова с ответственными за проект. В таком дискуссионном характере и устанавливаются согласие (или несогласие) на съемки в эротических сценах, «уровень обнаженки» и цена, в которую этот самый «уровень обнаженки» обойдется бюджету проекта.

Оговаривается все, вплоть до того, кто будет присутствовать во время съемок постельных сцен на съемочной площадке. Иногда такие сцены приходится и вовсе снимать самому режиссеру в одиночку, как это сделал тот же Стэнли кубрик во время съемок эротических сцен с участием Николь Кидман и Тома Круза в фильме «С широко закрытыми глазами».

Внесение поправок в договоренности в процессе съемок обсуждается только через менеджера, который сам по себе обычно является адвокатом самого высокого уровня, представляющим своего клиента, то есть – звезду, принимающую участие в съемках.

Но как быть, если вы еще слишком молодая звезда и за душой у вас еще нет таких денег, чтобы нанять себе менеджера или адвоката в защиту себя, своего тела и своего душевного и психологического благополучия, которое после съемок в фильме может нарушиться в ту или иную сторону?

Как будут сниматься постельные сцены после 2020 года

Именно для таких случаев, якобы, и сделаны следующие поправки. Теперь сцены эротического характера будут сниматься только через специальную комиссию, в которую будут входить специальные «координаторы по интимным сценам», призванные стать посредниками между актером и представителями съемочной группы проекта, заинтересованными в той или иной степени «обнажения» тела актрисы (актера) в кадре.

Звучит это все дико и диковинно, но именно так в переводе на нормально-неформальную речь все и обстоит.

По словам Габриэлль Картерис, нынешней главы Гильдии киноактеров и Американской федерации деятелей телевидения и радио, координаторы по интимным сценам обязаны на встрече с продюсерами, сценаристами и режиссерами на стадии подготовки к съемкам обсудить и установить уровень обнаженности тела актера в кадре и за кадром, а также детали и нюансы изображения им прописанных в сценарии эротических сцен.

По ее словам, такие правила в одинаковой степени будут защищать:

  • актеров — от возможных домогательств или неподобающего поведения со стороны членов съемочной группы, а также превышения установленного по предварительной договоренности уровня обнаженности тела;
  • членов съемочной группы — от необоснованных обвинений со стороны актрисы (актера), участвовавших в съемках интимных сцен в будущем.

В целом, все выглядит здраво и красиво. Но на поверку вся эта бюрократически-напыщенная и наивная чушь не стоит и выеденного яйца. Почему? Сейчас объясним.

Парадоксы дутых толерантности, феминизма и альтруизма

На самом деле все эти поправки не внесут в нынешний уклад ничего нового. Здесь все было и будет как было.

Есть сюжет. Есть приглашенная актриса (актер). Если приглашенная актриса (актер) не соглашается обнажать свое тело и изображать сцены сексуального характера в том объеме и виде, в котором они прописаны в сценарии, она (он) может гулять на все четыре стороны. Актрис (актеров) полно, найдем ту, которая согласится.

Парадокс: что мешает актрисе (актеру) обвинить руководителей проекта в принуждении к обнажению посредством фразы (не хочешь, как хочешь. Найдем другую), то есть, посредством увольнения с последующим замещением?

Если даже на съемочной площадке все будет под контролем, что мешает тому же режиссеру, продюсеру (и прочим из «банды развратников») склонить актрису (актера) к сексу в укромном номере отеля, где нет ни камер, ни свидетелей?

Парадокс: даже если такого и не будет, или все происходило по предложению самой актрисы (актера), что мешает ей выставить все так, что ее (его) домогались? Пресса, телевизионщики, блогеры и прочие любители скандалов обставят это дело так, что правой будет именно она (он), вследствие чего карьера и доброе имя очередного «кинодеятеля» будет втоптано в грязь.

Поправки подразумевают нахождение на съемочной площадке одного или нескольких «координаторов». Они будут следить за «уровнем обнаженки» (как бы это смешно не звучало), хоть сами невольно являются лицами, ущемляющими достоинство звезды и получающими «доступ к прелестям звезды» на халяву.

Парадокс: где гарантия, что эти «координаторы» сами по себе не будут предвзяты, не подкуплены или не будут таким способом удовлетворять свои собственные «нечистые» интересы? Они ведь перед съемками как на Суде на библии клясться не будут. Кто их будет выбирать на эти должности и исходя из какого «свода законов»?

Некоторые сценарии содержат в себе описания такого эротического характера, что грань его с порнографией местами абсолютно размывается. В пример можно привести тот же сравнительно свежий нидерландский драматический шедевр 2018 года «Мы», изобилующий сценами непрекрытого орального и генитального секса.

Парадокс: почему бы не арестовать сценариста изначально, поскольку он не только заведомо раздевает актрис до гола, но и принуждает их к спариванию на экране за деньги? Ах, снято в Нидерландах и на правила ассоциации не распространяется? А что мешает американцу поехать и снять фильм в Нидерландах?

Честно говоря, список таких «парадоксов кинематографической вселенной» можно бы было продолжать и дальше, но, думаем, и этого хватит.

Заключение

Таким образом все нынешние потуги Габриэлль Картерис выглядят смехотворно и наивно. Это похоже на какой-то глупый пиар ассоциации и на попытку «кинематографической общественности» умыть руки и снять с себя ответственность, хотя на них ее никто и не взваливал.

Правда в том, что если режиссеру нужно будет раздеть актрису для сексуальной сцены, он это, так или иначе, сделает, как делал это и до «Закона об обнаженке 2020-го года». Как ничего не помешает в дальнейшем этой, ушедшей в тираж, актрисе заработать денежку на шантаже режиссера и на волне пиара вновь вернуться на обложки журналов.

Ведь это сейчас так модно – выставлять себя жертвой.

Всего вам доброго, и побольше классных фильмов и сериалов!