The Outer Worlds похож на «Футураму» и «Светлячок». Их Боярский смело приводит в качестве проектов, которые вдохновляли его во время создания. При этом корни игры намного глубже. В конце концов, Боярский, в частности, относится к тому типу людей, которые будут пытаться ответить на вопросы: «Что если бы Уильяма МакКинли никогда не застрелили?» или «Как бы выглядело будущее, если бы микросхемы никогда не были изобретены?». И как раз в этой глубине и кроются вещи, которые они хотят порекомендовать.

Что читать: «Ночная земля» Уильяма Хоуп Ходжсона [1912]

Кейн и Боярский изо всех сил стараются порекомендовать одну конкретную книгу — «Стальная хватка». Как книга, так и фильм, содержат в себе тот самый тон повествования, который девелоперы пытались передать в The Outer Worlds. Но Кейн говорит, что в его голове она смешалась со многими другими произведениями:

«Это трудно объяснить, но создавая игру мы сделали целую культурную мешанину. То есть, чтобы понять нас, прочитайте космическую литературу 50-тых, а после этого прочтите историю начала двадцатого века про баронов разбойников и тогда поймете, что мы имеем в виду», — говорит Тим Кейн.

Боярский же более конкретен и вспоминает довольно малоизвестную книгу «Ночная земля» Уильяма Хоуп Ходжсона. Впервые опубликованный в 1912 году, роман описывает мир, в котором погасло солнце, а человечество борется с темными силами, пришедшими из чего-то, что называется «Последний редут». Сам Г.Ф. Лавкрафт назвал эту книгу «одним из самых мощных произведений мрачного воображения, когда-либо написанных».

Боярский также ссылается на еще один интересный предмет начала 20-го века, относящийся к «N-лучам», которые были гипотезой французского физика Проспера-Рене Блондло в 1903 году. «Я также обратился к исследованиям одного ученого из Франции, который считал, что обнаружил совершенно новую форму радиации. Однако он был полностью дискредитирован, и его карьера кончилась.

Естественно, они реальны в игре Obsidian. С тем, как игра обращается к навязчивым идеям науки того времени, The Outer Worlds действительно можно назвать игрой, которая пришла к нам из начала 20 века.

Что смотреть: «Бразилия» Терри Гиллиама [1985]

Когда старшая дизайнерка повествований Меган Старкс присоединилась к разработке игры, Боярский попросил её немедленно посмотреть «Бразилию», сюрреалистическую деконструкцию гипербюрократического общества от Терри Гиллиама.

«Я думаю, что этот фильм был тем, что Тиму и Леонарду очень понравилось из-за черного юмора и того, как выглядело альтернативное общество», — говорит она.

В «Бразилии» бюрократ низшего звена, живущий в антиутопическом будущем, ввязывается в интригу с партизанами и бумажной волокитой, чтобы найти девушку из своих снов. Это черный и забавный фильм значительно повлиял на The Outer Worlds, и вы можете увидеть следы этой картины, например на Византии, которая усеяна рекламной:

«Одна вещь, которая нам больше всего нравится в «Бразилии» — это антиутопия, в которой главная цель сделать все так, чтобы всем было хорошо, и вы должны просто выполнять свою работу. Наша игра имеет ту же самую концепцию в своей ДНК. Мы хвастались Византией, и она великолепна, но у нее есть свои проблемы. И все же люди просто ходят по ней счастливыми, как только могут, будто бы ничего плохого нет».

Кейн вспоминает его любимую сцену из фильма, где взрывается бомба, но мать главного героя почему-то совершенно не обеспокоена. «Несмотря на такую ужасную трагедию, ей было все равно».

Бразилия считается плодом научной фантастики такой же значимости, как «Бегущий по лезвию» для киберпанка, так что вы должны посмотреть фильм в любом случае.

Во что играть: Vampire: The Masquerade - Bloodlines [Troika Games, 2004]

Чаще всего The Outer worlds сравнивают Fallout: New Vegas. Кейн и Боярский признают, что именно эта игра определенно повлияла на разработку. Но чтобы по-настоящему почувствовать, что такое The Outer Worlds, фанатам рекомендуют пройти знаменитую RPG, созданную Кейном и Боярским в середине 2000-х: Vampire: The Masquerade - Bloodlines.

«Мне понравилось работать над Vampire. Кто-то недавно спросил, проходил ли я снова какую-либо из моих старых игр? И я ответил, что перепрошел Vampire: The Masquerade - Bloodlines пару лет назад. Я выбрал другой клан, и отлично провел время. Мне жаль, что на продолжение ушло аж 15 лет. Рад, что люди его ждут» — вспоминает Кейн.

В Bloodlines вы играете за только обращенного вампира, который ввязывается в борьбу вампирских группировок за контроль над Лос-Анджелесом. Прохождение меняется в зависимости от вашего пола и вампирской расы, что сделало игру выдающей в свое время.

Что касается того, как эта игра относится к The Outer Worlds, Боярский говорит, что они также как и в игре 2004 года хотели исследовать влияние различных систем на общество:

«В нашей игре мы стараемся действительно глубоко проникнуть в социальные системы, и рассказать, чем является мир вампиров в рамках мира людей. Как кланы взаимодействуют друг с другом и как сражаются. Мы действительно пытались углубиться. Хотели исследовать, как корпорации управляют миром по своему усмотрению. У них нет ничего святого. Это идеальная утопия для корпораций».

Теперь, когда у вас есть три отличных произведения, которые послужили фундаментом для идей The Outer Worlds, а игра, скорее всего, пройдена, вы можете еще больше углубиться в идеи, которые она затронула.