Многие люди, включая автора этого текста, безмерно любят недавний образ этого персонажа от Хоакина Феникса, но при этом все до сих пор вспоминают Джокера Леджера. Почему так происходит? Используя Снайдеркат напоследок как инфоповод, давайте вспомним одного из лучших кинозлодеев в истории.

С самого начала фильма, когда Джокер в «Темном рыцаре» предстает перед нами, он показывает всем своим видом, что готов бросить вызов логике. Причем Кристофер Нолан подавал нам Джокера порционно, показывая его главные качества как хорошего антагониста по частям. Так, после сцены ограбления, где он представлен как безумный стратег, мы снова увидим его раскрашенное лицо только через 20 минут, когда он покажет нам фокус с исчезающим карандашом.

Важное отступление – тогда на дворе был 2008 год. Кинокомиксы еще не были популярны от слова «совсем». Первый «Железный человек» только дебютировал в кинотеатрах пару месяцев назад и представил нам качественную, но не то чтобы революционную историю с довольно блеклым антагонистом. До этого же все супергеройские фильмы были, мягко говоря, немного карикатурными, что сказывалось на главных злодеях. Поэтому, когда мы увидели в августе 2008 года Джокера и тот хаос, который он сеял на улицах Готэма – это было нечто, что опередило свое время.

Ни в коем случае не хочу сказать, что до него или после не было хороших представлений этого персонажа. Однако то, что актер смог сделать в 2008 году, потрясло аудиторию, потому что он, как и персонаж, имел свободу подчинять фильм своей воле – даже несмотря на то, что Нолан не позволил фильму полностью вертеться вокруг него.

С потрепанными, жирными волосами, самостоятельно нанесенным гримом и кучей шрамов, анархический злодей Леджера был очень далек от неуклюжей версии того же персонажа Джека Николсона в 1989 году. Для публики и даже поклонников комиксов, жаждущих чего-то более темного, это было будоражащим.

Смело можно сказать, что это один из тех случаев, когда применение актерского метода явно пошло на пользу погружению в роль, ведь как говорят языки, для подготовки к роли Леджер заперся в мотеле и не контактировал с людьми долгое время, параллельно с этим ведя дневник от имени своего персонажа. А также как поговаривают, основывал образ принца криминального мира Готэма на Джонни Роттене из Sex Pistols.

Но есть и обратная сторона медали. К сожалению, при подготовке к роли Леджер еще больше усугубил свои психические проблемы со сном, и после окончания съемок стал страдать от постоянной бессонницы, начал принимать в больших количествах снотворное и антидепрессанты. В конечном итоге именно передозировка этими препаратами послужила причиной его кончины. В какой-то мере роль Джокера без преувеличений подтолкнула его ближе к смерти. Это ужасно, но произошедшее еще больше закрепило значимость его персонажа в умах масс.

Кроме культурного шока зрителей того времени, не такая уж секретная привлекательность Джокера Леджера заключается в том влиянии, которое он оказывает на фильм, как с точки зрения повествования, так и с точки зрения образа в поп-культуре.

Самое интересное, что подавая героя порционно, он появляется на экране не так часто, как может показаться. Если верить тому, что я нашел в интернете, сцен с Джокером можно насчитать на 33 минуты хронометража. Однако главное то, что за все эти моменты торжества во время его сцен, он успевает отбросить гигантскую тень на всех остальных главных героев фильма: Бэтмена, Харви Дента и Джеймса Гордона, которые, так или иначе, объединяются, чтобы помешать клоуну воплотить в реальность свои планы.

Как признался позже Кристофер Нолан и его брат Джонатан, выступающий со-сценаристом абсолютно всех картин брата, они вдохновлялись концепцией сюжета из фильма «Челюсти», где было также три сильных мужских персонажа, которые в итоге были вынуждены работать вместе, чтобы сразить общую угрозу. Что в фильме Спилберга, что Нолана обе угрозы – это нечто большее чем просто акула или поехавший серийный убийца в гриме. Джокер на протяжении всего фильма не развивается как персонаж и не растет над собой. Он иррациональная движущая сила разрушения, которая пытается повергнуть мир в хаос. При этом важно – он не является карикатурным или же персонажем без мотивации. Она просто остается за кадром.

Джокер является не столько героем, сколько накопительным образом американских тревог того времени, когда в США остро стояла проблема терроризма. И его даже называют террористом в фильме как минимум один раз. Однако в отличие от обычного террориста, который жмет на курок по собственным причинам или искаженных представлений о том, как должен работать мир, Джокер Леджера скорее иррациональная воронка, представляющая всю склонность человечества к насилию, жестокости и разрушению, становящаяся все больше. Склонностью, которую в нашем обществе принято подавлять и забывать о ее цикличных проявлениях в истории.

Лучше всего Джокер был описан в самом фильме словами Альфреда, и думаю, лучше о данном персонаже сказать нельзя: «Некоторые люди не мотивированы приземленными вещами. Их нельзя купить, запугать, уразуметь или договориться с ними. Некоторые люди просто хотят смотреть, как горит мир». Как я говорил, Джокер – это олицетворение иррационального хаоса, материальный символ того как мир катится в пропасть и сходит с ума.

И именно это смогло подарить нам образ, который запомнился нам и всплывает даже сегодня, спустя 12 лет. Тем не менее, это не все. Джокер Леджера, больше, чем любой другой кинозлодей на недавней памяти, запомнился нам деталями, подчеркивающими его уникальность. Образ персонажа, который странно двигается и постоянно облизывает уголки своих шрамов [Леджер изобрел этот прием, чтобы удерживать грим на месте], подсознательно засел в нашей голове. Ну, а фраза: «Ты знаешь, откуда у меня эти шрамы?» так вообще стала крылатой на долгие времена. Сегодня точно можно сказать, что он вошел в пантеон самых известных злодеев всех времен в кино наравне с Ганнибалом Лектором или Норманом Бэйтсом.

Мы не знаем, почему Джокер Леджера на самом деле стал таким, какой он есть, или что сделало его настолько одержимым Бэтменом. Сам Джокер приводит несколько версий своей истории происхождения, рассказывая одному гангстеру, что он стал жертвой насилия своего отца, а позже рассказывает, что он нанес шрамы на собственное лицо, чтобы подбодрить себя после смерти любимой. Обе истории, конечно же, являются ложью, манипуляциями, направленными на то, чтобы воспользоваться образом невинной жертвы жестокого мира. Это явно было вдохновленно «Убийственной шуткой» Алана Мура, где в комиксе Джокер рассказывает о своем прошлом, а затем признается, что, вероятно, выдумал это.

Братья Нолан понимают весь ужас этого и считают Джокера непостижимым злом и манипулятором. Помимо очевидных социопатических наклонностей, мы ничего не знаем о его внутренней психологии и едва ли можем определить его настоящие мотивы, вроде странного помешательства на Бэтмене. Он утверждает, что является агентом хаоса, который хочет «просто делать что-то», но его тщательно спланированные атаки опровергают утверждение, что он психически больной. Дело вот в чем, мы никогда не узнаем истинных мотивов Джокера и причины того, какой он есть. Но, наверно, это тот случай, когда нам просто и не нужно это знать. Эта тайна заставляет его жить в наших головах еще долгие годы после того, как история закончилась.

Думаю, сегодня этот эффект бы не сработал. После многих лет поп-культуры, когда рассказывание историй идет в совершенно противоположном направлении, особенно в фильмах по комиксам. Вместо того чтобы находить удовлетворение в необъяснимости зла, мы предпочитаем рационализировать его, находить убедительную мотивацию антагонистам, сочувствовать им и даже прославлять.

Если попытка Лето показать нам пафосного и поехавшего маньяка в «Отряде самоубийц» не увенчалась успехом, то два года назад Хоакин Феникс, очевидно, показал себя лучше, что сделало его вторым актером, получившим «Оскар» за роль злодея из комиксов. Однако его Джокер диаметрально противоположен идеям героя Леджера. В фильме Тодда Филлипса нам показан Джокер, чье поведение и поступки полностью поддаются объяснению. У нас есть причинно-следственные связи его становления убийцей, а главное фильм концентрируется не столько на хаосе и страхе, сколько на классовом неравенстве и том, как маленькие люди восстают. Причем сам образ Феникса это побитый жизнью, несчастный и психически больной человек, основанный во многом на других культовых антагонистах, как тот же одержимый любовью к матери Норман Бейтс или Трэвис из «Таксиста».

Мы понимаем, кто такой Джокер Феникса и он даже проговаривает свою мотивацию во время кульминации, говоря, что «благородные господа» вроде Томаса Уэйна заслуживают подобного как Мюррей, потому что они привыкли вытирать ноги о бедных. Образ получился настолько близкий людям, что зрители даже ловили себя на мысли, что после этого воспринимают Бэтмена настоящим злодеем.

В свою очередь Джокер Леджера – это необъяснимое, поэтому он вызывает страх у общества, а страх одна из самых сильнейших эмоций, которая оставляет огромный отпечаток на сознании человека. Джокер Леджера эдакая рок-звезда зла, он агент хаоса и он наслаждается этим. И как бы я не любил образ, когда Артур Флек танцует на лестнице, не могу не согласиться, что то, как Джокер из «Темного рыцаря» высовывает голову из полицейской машины, и словно пес, который ловит языком воздух, наслаждается страданиями — культовая. Он сбивает с толку, он восхищает и необъясним. Именно это делает образ таким запоминающимся спустя годы.