Что такое хорошо и плохо?

Сложно понять, как определяют хороший плохой фильм, ведь зачастую люди просто чувствуют это. Хотя классифицировать их, конечно же, реально. Я встретил следующее определение: есть хорошие хорошие фильмы, хорошие плохие фильмы и плохие плохие фильмы. Так, первое слово определяет наше отношение к ним, а второе его общее качество и реализацию. И если с хорошими или плохими по всем параметрам фильмам все понятно – это например, недавний отменный «Джокер» или же если мы говорим об ужасных картинах, то «Зомбоящик». В свою очередь хорошие плохие фильмы, или как они еще называются картины в жанре нанар [фр. Nanar], это произведения снятые настолько нелепо, настолько плохо, что только из-за этого они вызывают у нас смех и желание посмотреть. Самый культовый в этом жанре по всем параметрам пример — «Комната» от Томми Вайсо.

Поверхностно эта пресловутая картина рассказывает про парня Томми, который живет со своей невестой Лизой и считает, что его жизнь прекрасна. У него также есть друг Марк, с которым втайне от Томми спит Лиза. Это весь конфликт фильма, но при этом он переполнен тонной непонятных ситуаций, лишенных логики диалогов, а также абсурдно длинных кадров и бессвязных склеек на монтаже. И все это приправлено кошмарной актерской игрой.

Так, в одном кадре мы почти несколько минут смотрим, как незнакомые люди заказывают себе кофе и ничего не происходит, в другом, все главные герои неожиданно начинают драться подушками, а в самом доме Лизы и Томми непонятно зачем стоят фото вилок в рамках.

Как отлично заметил в материале Vox Том Бисселли, соавтор сценария «Горе-творец», «Комната» будто бы снята инопланетянином, который никогда в жизни не видел кино, но уверенно пытается доказать нам, что он умеет делать это лучше всех.

Такие фильмы как «Комната» или «Плетёный человек» входят в целый жанр, и могут даже удивить людей тем, что составляют отдельную категорию фильмов. Больше, они имеют своих фанатов среди известных режиссеров, сценаристов и актеров, и им даже посвящены отдельные фестивали. Считайте аналоги Шнобеливской премии от мира кино.

Дело в мозгах

Может показаться, что только люди с плохим вкусом могут смотреть нечто подобное, ведь кому всерьез может понравиться «Птицекалипсис» или же «Девушка из Воды»? На деле, интерес людей к фильмам жанра нанар исходит из любопытства и высокого интеллекта.

Как рассказывает в статье для The Independent Кейван Сархош из Общества Макса Планка, такие фильмы обретают популярность из-за желания людей увидеть альтернативу массовому кино:

«Трэш-фильмы кажутся интересным отклонением от общепринятого представления кинематографа. Мы имеем дело с аудиторией с уровнем образования выше среднего, которую можно было бы охарактеризовать как «культурные всеядные». Таких зрителей интересует широкий спектр искусства и средств массовой информации, выходящих за рамки традиционных границ высокой и популярной культуры».

Такое кино подрывает стандарты и дарит новый ни на что не похожий опыт, за которым всегда гонятся синефилы. По этой же причине людям интересно авангардное или современное искусство. Желание увидеть нечто такое странное и непонятное, родившееся в голове у безумца, для нас сегодня, это как для наших далеких предков было наблюдать за огнем и видеть в нем странные таинственные образы.

Кроме этого, как снова выделяют Vox, люди подходят к такому кино с иронией и не воспринимают серьезно. И иногда, хороший вкус в кино не является просто хорошим вкусом в кино. Иногда хороший вкус в кино означает иметь плохой вкус в кино. Цитата принадлежит американской писательнице Сьюзен Зонтаг.

Переводя эту таинственную фразу на человеческий язык: если ты умеешь находить прекрасное в чем-то плохом и странном, то уж точно способен знать, что по-настоящему является хорошим. Когда человек способен посмотреть на абсурд как «Комната» и воспринимать его как просто неудачную попытку реализовать нечто «гениальное», он найдет это чертовски уморительным. Другая же часть людей, ничего не поймет и решит забыть увиденное.

Ирония при просмотре подобного мусора является социальным инструментом, благодаря которому люди могут находить общий язык. Считайте это еще один способ шутить. Умение признавать, что нам нравятся плохие вещи, делают нас честными с собой, и в свою очередь более честными с окружающими людьми.

Фанаты фильмов жанра нанар переживают один из самых абсурдных опытов в своей кино-жизни и вместе могут разделить его, издеваться над таким фильмом как «Комната» или даже обыгрывать его сцены, что снова-таки, способствует коммуникации и помогает находить общий язык. Людям нравится коллективно над чем-то издеваться при помощи сарказма и иронии.

Положительные эмоции

И последняя причина, почему людям нравится смотреть плохое кино, заключается в том, что практически всегда фильмы жанра нанар не задумывались плохими. Зачастую их авторы сталкиваются с конфликтом гениальной идеи и плохой реализации, которая превращается в чистый фарс. В таких картинах появляется некая таинственная и притягательная магия безумия.

Зрителям нравится смотреть на неподдельную наивность того, как им подают что-то абсолютно глупое, как нечто гениальное. Томми Вайсо действительно считал, что снимает хороший глубокий фильм, но смог создать лишь комедию. Думаю, авторы «Плетеного человека» считали, что Николас Кейдж в костюме медведя, который бьет женщину по лицу – не будет смотреться смешно. А М. Найт Шьямалан и правда был уверен, что зрители действительно станут серьезно смотреть на то, как Марк Уолберг с хмурой гримасой успокаивает домашний цветок в «Явлении» и считал, что боевая сцена с магами земли в «Повелителе стихий» — крутая.

В таких фильмах мы смеемся и недоумеваем с того, насколько абсурдные вещи в них происходят. Нам нравится, как плохо они реализованы и это вызывает у нас смех.

И как по мне это главное, что отличает хорошее плохое кино от просто плохого кино. Плохое кино вызывает у нас негативные эмоции, пытается подменить факты, глупо шутит и просто вызывает желание забыть о них. Хорошие плохие фильмы вызывают только позитив.

Такие фильмы как «Бивень» или «Шина» идут дальше и специально снимаются глупыми, чтобы вызвать у нас тот самый смех сквозь стыд за увиденное. Но даже так они теряют ту самую крупицу, которая и делает нанар потрясающим.

Вернемся к «Комнате». Этот фильм хорошо снят? Упаси макаронный монстр, нет! Он несет в себе глубокий философский подтекст? Ни в коем случае! Но вызывает ли он у нас положительные эмоции? Безусловно. Поэтому мы и не можем назвать такой фильм просто плохим, ведь несмотря на все его глупость нам нравится его смотреть.

Хорошие плохие фильмы абсурдны и мы воспринимаем их несерьезно, что и позволяет влюбиться в них.