Почва для появления Comics Code Authority

Комиксы начали появляться в виде отдельного вида литературы во времена Великой депрессии. Несмотря на то, что тогда индустрия все еще находилась лишь в зачаточном положении, первые комиксы уже тогда приобрели дурную славу благодаря назойливой пуританской повестке, а также стигме, что они являются маргинальным развлечением. Педагоги возражали против публикации комиксов, утверждая, что они негативно влияют на образование учащихся, в первую очередь на их навыки читать и грамотно писать.

В то время люди опасались, что детям показывали контент, на который они не должны были тратить время. Различные церковные и гражданские организации выступали с заявлениями, что комиксы это аморальное развлечение, так как в их сюжетах содержались драки и полураздетые женщины.

Обобщая – истории с картинками винили во всех грехах связанных с воспитанием детей, их непослушанием, неуспеваемостью в школе и наглым поведением. Без тезисов об утрате авторитета взрослых у детей из-за комиксов тоже не обошлось.

Хотелось, чтобы на этом все кончилось, но потом войну комиксам огласили некоторые «специалисты» из области психиатрии, что усугубило ситуацию еще больше. Одним из самых известных противником комиксом, желавшим, чтобы они в принципе исчезли, был Фредрик Вертам. Человек для истории комиксов поистине уникальный, так как в своей борьбе против них он наоборот способствовал популяризации андеграундного движения и супергероике. Но об этом позже.

Своим сокрушающим ударом для индустрии в виде книги «Совращение невинных» он продвигал идеи, что созерцание насилия в комиксах способствует снижению чувствительности детей к нему и как следствие стимулирует совершать его без зазрений совести.

Появление кодекса комиксов

Когда в 1954 году Вертам выпустил в печать «Совращение невинных», он обрушил на индустрию тираду о том, какими плохими и деструктивными были комиксы, и что если не бороться с ними сейчас, они поспособствуют повышению уровня насилия среди молодежи. Ссылался он при этом на свои собственные исследования, проведенные в области социальной психиатрии. В будущем они будут не раз опровергнуты, но тогда никто не хотел ничего проверять.

Всей своей работой Вертам хотел добиться одного – введения законов о запрете публикации неприемлемого контента, ограничивающих свободу издателей в возможности печатать все, что придет в голову авторам. Он представлял результаты своей работы на различных государственных слушаниях, и в конце концов добился своего. Так, в 1954 году он создал толчок, чтобы подкомитет Сената США по делам несовершеннолетних начал расследование, касательно представленных Вертамом выводов. Уже летом того же года состоялись слушания, на которых многочисленные свидетели давали показания касательно того, насколько «ужасающе правдивы» были сделанные психиатром выводы.

Тут стоит сделать оговорку, что 50-е были темными веками в истории США. Приходящая в себя после Второй мировой страна была в состоянии Холодной войны и постоянного страха. Поэтому все, что приобретало звание «разобщающего нацию явления» жестоко пресекалось. Проверки информации, естественно, не было, поэтому, когда некий доктор психиатрии высказывался о том, что комиксы способствуют проявлению у детей страсти к насилию, наркотикам и влияют на распространение гомосексуальности [куда уж без этой страшной пугалки], ему верили. Несмотря на то, что реальной научной основы в его работах не было, статус позволял Вертаму разводить панику в колоссальных масштабах. «Большая часть врачей курят Camels чаще, чем другие сигареты», а доктор психиатрии Вертам утверждает, что ваш ребенок станет преступником после прочтения «Человека из Стали».

В ходе государственного расследования было привлечено много людей, которые работали в индустрии комиксов, чтобы суд выслушал их аргументы.

Такой себе финальной точкой в данном расследовании являлись показания Уильяма Гейнса, издателя EC Comics. Тогда сенатор Эстес Кефовер попросил его прокомментировать обложку одного из выпусков Crime SuspenStories, нарисованную художником Джонни Крейгом, где была изображена отрубленная голова женщины, которую держал мужчина с топором. Гейнс назвал ее «изображением на любителя». Эта фраза погубила всё издательство и в скором времени оно закрылось.

В итоге, комиксы не были признаны единственным источником всех зол, но все-таки власти приняли решение о том, что их содержание должно быть урегулированным. После этого и начала формироваться Ассоциация журналов и комиксов, состоящая из самых выдающихся деятелей индустрии, для управления тем, что публикуется, дабы никто не повторил судьбу EC Comics. Ею же был составлен свод правил о том, что не могло быть напечатано, известный также как кодекс комиксов.

Влияние кодекса на индустрию

Издатели обязаны соблюдать данные правила, чтобы их продукты были одобрены. Например, в историях запрещалась демонстрация насилия, наготы, не разрешалось дискредитировать правящую верхушку, а также ставить под сомнение авторитет правоохранительных органов, и конечно, запрещалось нападать на религию. А если автор хотел поговорить о политике, то история должна была воспитывать сугубо национально-патриотические настроения.

Как следствие, некоторые издательства комиксов начали закрываться, многие жанры [как детектив или хоррор] полностью исчезли, а те которые балансировали на грани, смогли подстроиться и выжить за счет исчезновения ряда конкурентов на рынке.

Течение авторов комиксов разделилось на три ветки: те, кто подстроился под новые правила, те, кто ушел в подполье, и те, кто остался в индустрии и пытался ее менять.

Одной из самых очевидных вещей, появившихся из-за цензуры, стала жесткая контркультура. Многие авторы ушли в самиздат, где создавали истории, пропагандирующие абсолютно все, что находилось в немилости у властей. Однако само это движение сформировалось лишь со временем. Мы обязательно затронем историю андеграунда в отдельном материале, а пока можете прочитать про нее немного в нашем прошлом материале.

Наверно, первым кто развернулся в сторону протеста, был тот самый Уильям Гейнс, который присоединился в CCA, чтобы попытаться восстановить издательство, однако спустя год в 55-том ушел из него, чтобы заниматься выпуском журнала MAD.

В свою очередь на баррикадах остался Стэн Ли, который запустил механизм и подстегнул Ассоциацию к изменению кодекса.

Так, ему заказали написать историю о вреде наркотиков, но сделал это Ли по-своему. Новый выпуск комикса о Человеке-пауке рассказывал, как Гарри Осборн боролся с наркотической зависимостью, не прикрывая ничего в своем содержании. Стэн Ли считал, что эта история способна показать реальные проблемы, но так как содержание не понравилось цензорам Ассоциации, Ли с поддержкой издателя выпустил его без ее согласия, и история выстрелила.

Так, подпольным комиксам удалось найти способ ускользнуть от радаров CCA за счет прямого распространения на рынке. В итоге в 1971 году Ассоциация ослабила жесткие правила и разрешила рассказывать истории об убийствах и хорроры.

Спад влияния и настоящее время

Поступок Ли создал прецедент для других издателей, которые последовали его примеру. Прибегнув к прямому рыночному распространению, они смогли игнорировать правила кодекса.

Второй раз кодекс был изменен в 1989 году, после того как DC Comics потребовали обновить правила 1971 года из-за того, что они устарели.

После этого кодекс все больше терял влияние и авторитет, и уже в 2001-ом Marvel Comics просто вышли из-под влияния ССА, и стали сами регулировать то, что им публиковать. За ними последовали и другие, и уже в 2011 году кодекс был упразднен. Хоть с 2001 года потребовалось еще 10 лет, чтобы полностью сделать ССА историей, по факту именно в начале XXI века издатели смогли создавать взрослые истории, а также адекватный контент для подростков.

В наши дни издатели комиксов стали более либеральными в отношении публикуемых ими работ. Image Comics может убивать людей в комиксах о «Спауне», текущая серия «Черная пантера» от Marvel поднимает темы серой морали, а DC не стесняются как тем смерти, так и введения в сюжет однополых пар.

Авторам больше никто не мешает создавать те истории, которые они хотят без лишенного контроля. А люди, подобные Вертаму, в начале века были уже заняты борьбой с телевидением, а позже интернетом. Но как мы знаем, что тогда, что сейчас все это оказалось безрезультатным, а противники подобных вещей в попытках научить других правильно жить, совершенно не умеют сами учиться на ошибках своей же истории.