Сегодня, когда картине исполняется 31 год, мы вспоминаем странную историю создания фильма «Черепашки-Ниндзя» 1990 года. Фильма, который не только чудом появился на свет, но и вошел в историю кинематографа конца прошлого столетия. Ссылаться мы будем на интервью The Hollywood Reporter c оригинальными создателями картины.

К 1988 году «Черепашки-ниндзя» существовали как брутальный андеграунд комикс, успешно превращенный в мультсериал для детей и безобидную серию игрушек. Началось все с того, что комиксы Кевина Истмана и Питера Лэрда о четырех братьях мутантах черепашках привлекли внимание Гэри Проппера, сёрфингиста, а также менеджера комика Галлахера, который загорелся желанием экранизировать данное произведение. Он объединился с продюсером Кимом Доусоном, который занимался комедийными выпусками Галлахера на Showtime и они убедили авторов оригинального комикса дать им права на экранизацию их произведения в кино. В качестве сценариста они пригласили комика Бобби Хербека. Вместе они начали штурмовать голливудские студии, которые отмахивались от их идеи и выставляли амбициозную команду за порог.

Во многом это была проблема не столько команды создателей, сколько провалов недавних фильмов о супергероях. Никто в здравом уме не хотел иметь с этим ничего общего. Одной из последних надежд была гонконгская студия Golden Harvest, снимавшая картины о боевых искусствах, в том числе фильмы Брюса Ли.

Так как Хербека находился в хороших отношениях с руководителем Golden Harvest Томом Грейем, все должно было пройти гладко. Однако на то, чтобы уговорить его у Хебрека ушло четыре месяца постоянных встреч, и в итоге на общем обеде они сошлись на условии, что фильм можно снять за копейки в Гонконге с китайскими каскадерами, которые будут носить зеленые латексные костюмы. Грей отправил письмо владельцу Golden Harvest Рэймонду Чоу, который дал разрешение на проект в размере 3 миллионов долларов. В это же время Хербек полетел в Массачусетс, чтобы получить благословение создателей Черепах на написание сценария.

По воспоминаниям сценариста, он никогда не встречал людей, которые так сильно расходились во мнении. Полагая, что он приехал в штат максимум на месяц, он провел там шесть-восемь недель, пытаясь прийти с авторами комикса, один из которых видел в Хербеке неприятного типа посягающего на его творчество, к консенсусу. После согласования всех деталей, он отправился в Англию писать сценарий, где уже работал режиссер Стив Бэррон, известный тем, что снял клипы на песни «Take on Me» группы a-ha и «Billie Jean» Майкла Джексона. Он был выбран на эту должность с расчетом, что сможет принести в фильм молодежный дух, и имел уникальный стиль, выработанный созданием клипов.

Сам Бэррон не хотел делать что-то чересчур кровавое [а оригинальный комикс был таковым], но при этом планировал создать фильм, где опасность была бы довольно значимой и воспринималась серьезно.

«У нас были сомнения, пока мы не встретили Стива Бэррона. Он пришел, посмотрел комиксы, выбрал сцены из некоторых выпусков и сказал: «вот на основе этого можно снять фильм». Стив Бэррон был большим поклонником серии комиксов, и он знал о мультсериале. Он сказал: «Нам нужно сделать гибрид». Я думаю, что большинство тем из первого фильма было взято из оригинальных комиксов» – вспоминает Кевин Истман, соавтор оригинального комикса.

Во многом решение сделать историю не такой кровавой помогло им заполучить в свои руки Джима Хенсона, известного кукольника и создателя Маппетов. Бэррон был знаком с Хенсоном и убедил его работать с ними, заверив, что кровавые сцены из оригинального комикса не будут задействованы в фильме и не повредят его безобидному наследию. Тот согласился, и бюджет картины автоматически вырос до 6 миллионов. Во многом из-за бурного развития технологий того времени Джим считал, что для каждого нового фильма нужно изобретать как минимум одну новую технологию, чтобы впечатлить зрителя. Что же касается «Черепашек» – ему потребовалось изобрести сразу девять таких.

Нужно было, чтобы Черепашки могли двигаться без проводов и выполняли кунг-фу приемы. Было создано два комплекта костюмов. В первой версии костюмов не было электроники. Вторая версия была уже технологичной, чтобы костюмы могли выражать эмоции. Они были оснащены маленькими радиоуправляемыми моторами, которые отвечали за движения глаз, ртов и бровей. Хенсон создал контроллеры и воткнул в заднюю часть панциря черепах вместе со всеми охлаждающими устройствами.

К началу 1989 года нью-йоркские актеры Джош Пайс, Лейф Тилден и Мишелан Систи, а также британский актер-каскадер Брайан Форман были выбраны на роль Черепашек. Что кастинг, что съемки были необычными. Мишлен вспоминает, что когда пришел на кастинг он понятия не имел, как именно двигаются владеющие кунг-фу, поэтому придумал свой собственный пародийный стиль сражения. В один момент, выполняя на пробах удар ногой с разворота, он вложил в него так много силы, что пробил гипсокартоновую стену и застрял в ней. Однако именно эта энергичность позволила ему взять роль.

Когда же актерский состав был собран и прошел через тренировки с оружием их героев, его отвезли в Северную Каролину, где они репетировали сцены фильма, словно для театральной постановки, во время которой записывали их игру, чтобы позже воссоздавать эмоции на костюмах Черепах.

Однако тут команда столкнулась с тем, что у нее осталась пара миллионов, что по меркам кинематографа – копейки. Сама Golden Harvest не имела лишних ресурсов, чтобы выделить их на фильм, а ни одна другая студия не хотела вкладывать в него деньги. Планировалось, что выпуском фильма может заняться FOX, но они отказались. К счастью Грей смог позвонить своему знакомому руководителю из New Line и те согласились выделить им еще 6 миллионов. Так, съемки начинаются в июле 1989 года в Уилмингтоне, Северная Каролина. Актерам приходилось бороться с 30-килограммовыми костюмами, изнуряющей жарой и клаустрофобией.

Каждый раз актеры изнывали от постоянной жары и тяжести костюмов, которые мало того что сложно было одеть, так они еще постоянно ломались в процессе. У каждой черепахи есть два кукловода: один двигает глазами, другой двигает ртом. По сути, за каждым главным героем стоит как минимум три человека. А когда снимались коллективные сцены – все это превращалось в очень долгую и кропотливую работы целой толпы.

Как вспоминает Истман:

«Когда мы впервые пошли на съемочную площадку, мы завернули за угол и увидели четырех черепах. Мы также увидели все стадии разработки костюмов. Когда мы увидели парня в полном костюме черепахи, выполняющего основные боевые кунг-фу движения, а также Микеланджело в шляпе сомбреро - мы остановились как вкопанные и не могли поверить в это».

После тяжелых и изнурительных съемок, где актер мог поскользнуться на воде, упасть и убить собой одного из кукловодов, или задохнутся в костюме, настала пора озвучивать персонажей. Кроме Пайса, сыгравшего Рафаэля, всех остальных черепашек переозвучивали другие актеры. Его оставили как единственного обладателя нью-йоркского акцента.

Проблема была в том, что режиссер до последнего надеялся на то, что они смогут обойтись без этого, хотя в глубине души прекрасно понимал, что черепах придется переозвучивать. Актеров на роль остальных героев не было, и поиск их занял кучу времени. Актеров то нанимали, то увольняли по самым разным причинам. А Кори Фельдман, озвучивший Донателло, так вообще все еще находился напряженным из-за скандала с кокаином, который полиция якобы изъяла у него. Даже на премьере фильма он продолжал оправдываться перед камерами, что все это ложь.

Но, несмотря на все проблемы, как уже вам известно, когда фильм вышел в прокат 30 марта 1990 года он сразу стал хитом. Релиз выпал на праздничный период, что явно стало стимулом для того, чтобы он заработал 135 миллионов.

Эта интересная история демонстрирует, как при правильном подходе можно снять отличное кино даже за копейки. Благодаря отдаче всей съемочной команды и удачным стечениям обстоятельств, мы получили один из самых известных фильмов по комиксам, который сыграл немаловажную роль в том, чтобы в будущем появлялось больше подобных картин.