Сегодня адаптации аниме в лайв-экшен можно считать некой встречей между востоком и западом. Однако за всю современную историю Японии в ней так и не смогли выработать свою собственную школу кино. Несмотря на многие известные картины середины и конца прошлого века, многие попытки экранизировать известные аниме как на западе, так и в самой Японии заканчиваются провалом.

В свою очередь творческий симбиоз в сфере анимации дал куда большие плоды, ведь аниме имеет общие корни с западной анимацией, восходящие к ранним работам Уолта Диснея и Осаму Тэдзуки.

Оба автора вдохновлялись работами друг друга и руководствовались основным направлением развития анимационной индустрии в своих странах. Хотя аниме строго отличается от западной анимации, различия можно отнести к уникальной стилизации и интерпретации мультфильмов Дисней в Японии, где тогда их называли аниме Диснея.

Созданные двумя авторами мультипликационные работы, будь то Микки Маус или Астро Бой, они служили репрезентацией культур их стран, а также социальных и политических факторов своей эпохи. Таким образом, мы имеем двух авторов, каждый из которых установил стандарты анимации для своих стран подглядывая друг у друга. Однако по какой-то причине, работает так только с анимацией, но не с самим кино.

Адаптация любого аниме фильма или сериала — непростая задача, и режиссеры часто сталкиваются с трудностями в борьбе с различными факторами, которые могут способствовать успеху или неудаче их работы. Среди последних самых известных адаптаций для разбора возьмём «Тетрадь смерти», «Призрака в доспехах» и « Атаку Титанов».

В случае с «Тетрадью смерти» мы имеем возможность сравнивать не одну, а сразу две адаптации — японскую 2006 года и версию от Netflix 2017-го. По сравнению с последней, адаптация 2006 года имеет относительно неплохие отзывы на международной арене. Она была достаточно успешной, чтобы породить несколько сиквелов, которые не побоялись даже иметь альтернативную концовку.

После анонса адаптация 2017 года была окружена высокими ожиданиями, хотя сразу же получила критику за обеление и перенос действия в Америку. Конечный продукт получил низкие кассовые сборы и был широко раскритикован как рецензентами, так и фанатами аниме. Во многом я возлагаю вину за провал на режиссера картины, который принял ряд странных решений при съемках. Так, по его словам, невозможно было снять фильм, в котором бы люди кинематографично умирали от сердечного приступа [что ставит под сомнение сам факт, что он смотрел оригинал], поэтому в качестве вдохновения и ориентира он использовал фильмы серии «Пункт назначения». Думаю, этим все сказано.

Похожая атмосфера царит в другой голливудской адаптации классического японского аниме « Призрак в доспехах». Фильм получил смешанные отзывы и в конечном итоге оказался не таким успешным, как ожидалось. Удивительно, но в отличие от американской «Тетради смерти», «Призрак в доспехах» был хорошо принят в Японии.

Японская публика высоко оценила работу режиссера Руперта Сандерса и его команды, которые продемонстрировали хорошую интерпретацию манги Масамунэ Сиро. Выбор Голливудом белой актрисы на главную роль майора Мотоко Кусанаги вызвал споры. Но эти разногласия были в значительной степени несущественными в глазах японской аудитории, которая считала, что темы самоидентификации исходного материала и использование искусственных тел размывают границы в выборе каста для фильма.

Когда же мы говорим про адаптацию, ненавидимую в обеих частях света — нельзя не вспомнить «Атаку титанов». Внешне картина была похожа на черновую версию фильма, до которой так и не добрались на пост-продакшене. Хотя беря в учет скудный бюджет картины, не стоит удивляться ее качеству, а тем более измерять ее по меркам голливудских адаптаций.

И если тут можно только посочувствовать создателям, то вот понять причины изменений в сюжете, из которого странным образом пропали такие персонажи как Леви — уже труднее. С другой стороны посторонний, не знакомый с первоисточником зритель, получил забавный фильм категории Б для просмотра ради веселья.

Если откинуть в сторону элементы, такие как бюджет, производственные затраты, выбор актеров и задействованный режиссер, приведенные выше примеры демонстрируют, что аудитория в основном ожидает, что адаптация будет без отступов следовать исходному материалу и даже превзойдет его. Это в высшей степени субъективная точка зрения, поскольку мнения о творческих свободах при адаптации произведения сильно различаются от одного человека к другому.

При адаптации любого аниме в фильм режиссеры и продюсеры учитывают три категории зрителей: критики, преданные фанаты аниме и нейтральная аудитория людей, которые просто придут посмотреть кино. Таким образом, режиссеры вступают в тяжкую битву пытаясь угодить всем трем классам зрителей, и часто проявляют довольно субъективный подход к адаптации, что приводит к изменениям, часто сводящим на нет даже основную мысль оригинала. В случае таких аниме как «Джо джо» одна лишь мысль об адаптации его в фильм уже звучит как лишенная смысла затея.

Адаптация оригинальной работы автоматически вызывает определенный уровень субъективной интерпретации, как создателем, так и аудиторией. Ни одна адаптация не может считаться идеальной для всех типов аудитории. Некоторые из них были близки, но на каждого фаната, которому нравится экранизация «Тетради смерти», остается изрядная доля людей, чье мнение отличается по этому поводу. Таким образом, понятие «оставаться верным исходному материалу» становится субъективным критерием качества при оценке адаптации.

Поэтому если и говорить о зачастую провале адаптаций все как раз упирается в интерпретации, так как кино [как искусство] это и есть интерпретация, поэтому то, что приемлемо в адаптации для одного человека, совершенно не так для другого. Скорее важно обращать внимание на то, придерживается ли лайв-экшен духу исходного материала, пусть даже и вносит в него свою собственную интерпретацию сюжета. И самый лучший пример такой адаптации — Oldboy. Однако данная картина заслуживает отдельного материала.

А пока можете оценить наш личный список аниме, которые бы можно было превратить в лайв-экшен адаптацию.